Биография искусства. Свет и тень Рембрандта

Добавить в Wishlist
Добавить в Wishlist

Успешный в начале своей жизни, и одинокий, обанкротившийся и забытый всеми в конце своего пути, Рембрандт создал одни из самых сильных и психологически проницательных произведений в мире искусства. Выпавшие на его долю богатство и разорение, любовь и скорбь, слава и непонимание, болезнь и смерть жены и детей — ничто не отвлекало живописца от внутреннего видения и уникального обращения со светом, где фон и фигуры сливаются в единое целое, что, по мнению Делакруа, служит признаком совершенства. Картины, созданные гениальным мастером светотени, открыли новые пути для художников его эпохи и стали образцами нового искусства.

Паскаль Бонафу проведет нас по миру творений Рембрандта. Картины, рисунки, гравюры: ранние работы на темы Священной Истории, заказные портреты и другие произведения, портреты близких, пейзажи, автопортреты. Путь художника человеческой души к бескомпромиссному искусству в 180 документах.

Для кого эта книга

Для всех, кто интересуется искусством и хочет знать основных великих мастеров.

Для любителей голландской живописи и творчества Рембрандта.

От автора

Заказчики платили не за гениальность, а за то, что хотели узнавать и узнавали: за портреты, «похожие» на модели. Рембрандт же писал их индивидуальность, тайну и метаморфозу. Флинк, Бол, Баккер и другие бывшие ученики начинали нравиться больше, чем он. Один Рембрандт хотел лишь живописи и стремился испытать всю ее мощь.

***

Автопортреты, которые он гравировал, рисовал и писал, никогда не рассказывали о его жизни. Но говорили о желании стать самой живописью. Его портреты — это опыты, через свою внешность он изучал выражение, манеру держаться. Его портреты — это молитвы, он писал себя грешником, помогал воздвигнуть крест, на котором лежит Христос, или блудным сыном.

***

То, что приписывают Рембрандту, действительно ему принадлежит. Светотень, несомненно, естественная и необходимая форма для его впечатлений и замыслов. Светотень использовали и другие, но никто не делал это так последовательно и изобретательно, как он. Она — самая таинственная, неясная, наиболее полная недосказанности, недомолвок и неожиданностей, какая только существует в живописном языке художников. И потому она более любой другой остается формой глубоких чувств и мыслей.

Цитаты из книги

Лондон и деревня
Рембрандт изучал произведения, которые никогда не увидит, и рисовал города, где не побывает. Он копировал «Тайную вечерю» Леонардо, рисовал виды Лондона и сельские пейзажи Италии. Ему необходимо было грезить и одновременно видеть все, что его окружало.

Главное — писать
Рембрандт никогда не переставал писать. Семья жила в нижнем этаже. В верхнем он устроил мастерскую. В одной из двух расположенных рядом комнат хранились картины и папки с гравюрами, вторая была завалена оружием, тканями и диковинками. На самом верху была еще одна мастерская, в ней работали ученики.

Герои в шелках
Устав от однообразной строгости заказных портретов — моделей в черной одежде с кружевными воротниками или брыжами, — Рембрандт в мастерской украшал стариков тюрбанами, тканями и оружием. Он покупал кривые турецкие сабли, парчу и шелка, так же как приобретал гравюры и картины для копирования.

Пейзажи-мифы
Рембрандт был далек от пейзажей, которые оставил нам золотой век голландской живописи. Гладкие, залитые светом, они в основном становились фоном для историй. А Рембрандт писал мифы. Например, изображал два полюса жизни: слева — таверна, справа — колокольня.

Автопортреты
Рембрандт писал себя встревоженным, веселым, добродушным, уверенным, самоуверенным, дерзким, разочарованным. Он рисовал возраст, от которого его лицо пухло, увядало, покрывалось морщинами, обезображивалось. Ему все равно. Его портреты не служили сходству.

Светотень
То, что приписывают Рембрандту, действительно ему принадлежит. Светотень использовали и другие, но никто не делал это так последовательно и изобретательно, как он. Она, как и должно быть, остается поэтичной и естественной атмосферой, в которой неизменно обитает гений Рембрандта.

Фотогалерея

{"autoplay":"true","autoplay_speed":"3000","speed":"4000","arrows":"true","dots":"true","rtl":"false"}

Об авторах

    Паскаль Бонафу — писатель и историк искусства, стипендиат виллы Медичи. Преподаватель истории искусства в университете Париж VIII-Сен-Дени, генеральный секретарь международного центра искусств. Автор множества эссе об искусстве, специалист по автопортретам. Одна из его книг Rembrandt, autoportraits («Рембрандт, автопортреты») получила премию Шарля Блана Французской академии, премия Эли Фора и премию Гутенберга за лучшую книгу 1985 года. Куратор и организатор выставок, проходящих во Франции и за ее пределами.