Эрхегорд. Часть 1. Сумеречный город

Хочу прочитать
Хочу прочитать
Поделиться

Евгений Рудашевский – журналист, путешественник, лауреат Всероссийского конкурса «Книгуру», литературной премии «Золотой Дельвиг», Южно-Уральской литературной премии. В 2016 году с первой книгой серии «Эрхегорд» он стал лауреатом конкурса «Новая детская книга».

Что делать, если повсюду происходят загадочные и ужасающие события? Предметы, доставшиеся людям от неведомых Предшественников и ранее дарившие благоденствие и покой, словно сошли с ума и теперь причиняют людям боль и страдания. Единственный способ понять, что творится в некогда процветавшем мире, – это отправиться в опасное странствование по землям, охваченным предчувствием страшной беды. И уже в самом начале пути оказывается, что небольшой город Багульдин окружает туман – непроницаемый, лишающий чувств и рассудка. Что стоит за всем этим? Откуда появился туман и какие тайны хранят жители города?

Об авторах

    Евгений Рудашевский родился в 1987 году. Детство провел в Иркутске и прибайкальских селах. Окончил журфак МГУП им. Ивана Федорова. Работал дрессировщиком в иркутском «Нерпинарии» и корреспондентом журнала «Русская мысль». Сотрудничал с такими изданиями, как «Итоги», «Книжное обозрение», «Новые Известия», «Литературная газета», «Литературная учеба», «Смена». Лауреат премий «Книгуру», «Золотой Дельвиг», литературной премии им. В.П. Крапивина и др. В 2017 году экспертами Международной мюнхенской юношеской библиотеки включен в список «Белые вороны». «Культура держится на трех столпах. Наука изучает мир. Философия помогает осмыслить изученное. Искусство позволяет усвоить это, ввести в обиход. На мой взгляд, для подростковой литературы важно охватить все три направления, чтобы дать читателю наиболее полное представление о мире, в котором мы живем. Я несколько лет работал с байкальскими нерпами, работал проводником в таежных походах, кроме того всегда увлекался путешествиями. Неудивительно, что столп науки для меня, прежде всего, — дикая природа, дикие животные и многонациональная жизнь нашей планеты. Столп философии для меня — переживания подростка, запертого между счастьем познания и страданием одиночества. Состояние, пожалуй, знакомое почти всем, кто с ранних лет инстинктивно стремился к осознанности, искал свою природную идентичность. Столп искусства — сам русский язык, его региональные особенности и доступные ему художественные средства. Каждая новая книга — это возможность обобщить собственный опыт и поделиться им с другими. И я стараюсь делать это во всей полноте, избегая соблазнов что-то излишне упростить или приукрасить» — говорит Евгений Рудашевский.