Игры разума. История жизни Джона Нэша, гениального математика и лауреата Нобелевской премии

Хочу прочитать
Хочу прочитать
Поделиться

Эту книгу российские читатели ждали давно. Биография нобелевского лауреата Джона Нэша, математика, чью творческую деятельность на 30 с лишним лет прерывала шизофрения, вышла в США в 1998 году, была номинирована на Пулитцеровскую премию и переведена на 30 языков, а ее экранизация получила четырех «Оскаров». В книге научные достижения Нэша и его личная история описаны гораздо подробнее, чем в фильме, причем читателя ждет немало сюрпризов: жизнь, как всегда, куда сложнее кино.

Захватывающее погружение в загадочный мир математики и трагедию безумия. Саймон Сингх, The New York Times Book Review

Книга Сильвии Назар — не просто биография Джона Нэша, математика и экономиста, одного из самых интересных и влиятельных учёных ХХ века. Эта книга одновременно — образец современной научной биографии и исключительно увлекательное чтение. Константин Сонин, профессор Чикагского университета и НИУ Высшая школа экономики

Об авторах

    Сильвия Назар — профессор журналистики Колумбийского университета и автор одного из главных интеллектуальных бестселлеров последних десятилетий, биографии гениального математика Джона Нэша. Весь мир смотрел фильм “Игры разума” с Расселом Кроу в главной роли, в основу которого легла одноименная книга Назар. Кроме того, только Сильвии Назар удалось взять интервью у еще одного гениального и скрытного математика, Григория Перельмана. Вместе с Дэвидом Грубером она написала для журнала The New Yorker статью ‘Manifold Destiny’, посвященную Перельману и нравам математического сообщества, и их текст породил множество дискуссий и восторженных отзывов.

      Рецензия: Медуза

      Автор не пытается искусственно сохранять интригу и, по сути, рассказывает всю историю Нэша трижды: сначала — совсем коротко — в предисловии, потом еще раз чуть подлиннее, в прологе, и, наконец, в полном варианте — на 600 страницах собственно книги. Однако поверьте, даже зная основные вехи биографии главного героя, вы едва ли сумеете всерьез заскучать, потому что идеальным сюжетом достоинства книги Назар не исчерпываются: «Игры разума» — это еще и великолепный, образцово-показательный (а значит очень удобный и максимально доброжелательный к читателю) американский нон-фикшн.

      Каждая глава в книге открывается ярким эпизодом немного в духе журнала «Караван историй» («Небрежно одетый, в нейлоновой рубашке навыпуск и брюках без ремня, Нэш безвольно утопал в кресле в углу больничного холла. Его мускулистое тело обмякло, как у тряпичной куклы, красивой лепки лицо было абсолютно безжизненным. Он безучастно смотрел в одну точку рядом с левым ботинком профессора Гарвардского университета Джорджа Макки и почти не шевелился, если не считать судорожного движения, которым он время от времени откидывал со лба длинные темные волосы…»). Каждый математический термин деликатно объясняется дважды — сначала посложнее, а потом совсем уж на пальцах, для тех, кто с первого раза не понял. А количество формул в книге милосердно сведено к нулю — очевидно, Сильвия Назар восприняла фразу Стивена Хокинга о том, что каждая формула в книге сокращает количество читателей вдвое, как буквальное руководство к действию.

      Более того, чтобы уберечь читателя от неприятной необходимости самому делать какие-то нравственные выводы, Назар сразу предлагает ему простую и ясную схему моральных ориентиров: годы гениальности (Нэш ведет себя экстравагантно и местами даже аморально — бросает любовницу, отвергает незаконнорожденного сына, третирует жену, унижает и оскорбляет коллег) сменяются годами безумия (которые при некотором желании можно интерпретировать как время расплаты). Ну, а за ними следуют годы ремиссии, когда Нэш переживает не только интеллектуальное, но и духовное перерождение — он становится куда лучшим человеком, чем был до болезни, и по мере сил пытается отстроить то, что некогда повредил или уничтожил.

      Но если бы дело обстояло так просто, книге Сильвии Назар едва ли удалось бы стать тем по-настоящему великим бестселлером биографического жанра, которым она стала. Под приятно глянцевитой оболочкой внутри «Игр разума» ворочается живая, страшноватая, не укладывающаяся ни в какие наперед заготовленные рамки материя. Зыбкость границы, отделяющей помешательство от нормы с одной стороны, и от гениальности — с другой; безжалостность генетики (сын Нэша и Алисии так же безумен, как отец — только без отцовской гениальности); ужас нравственного выбора людей, столкнувшихся с безумием в семье; бесправие и беззащитность безумца перед лицом закона и медицины — вот о чем на самом деле рассказывают «Игры разума», и это, конечно, захватывает и волнует по-настоящему. А Джон Нэш, теория игр, Нобелевская премия и все прочее — не более, чем иллюстративный материал. Эффектный и детально проработанный — бесспорно, но в данном случае скорее вспомогательный.

      Галина Юзефович