Как смотреть на картины

Добавить в Wishlist
Добавить в Wishlist

Увлекательная иллюстрированная инструкция по миру изобразительного искусства от гарвардского искусствоведа Сьюзен Вудфорд. В книге автор уделяет особое внимание истокам, сюжетам и композиционным решениям более ста картин, расширяя наше представление о живописи. 

Рассматривая истоки, сюжеты и композиционные решения более ста картин, созданных в разных странах и в разные времена, Сьюзен Вудфорд расширяет наше представление о живописи. В ее увлекательном тексте обозреваются основные проблемы, с которыми на протяжении истории искусства сталкивались художники, и найденные ими решения.

iskusstvo - Как смотреть на картины -

Аньоло Бронзино, «Аллегория с Венерой и Купидоном». Около 1545.  <…> вы видите картину кисти Бронзино, живописца-интеллектуала XVI века. Он изобразил Венеру, языческую богиню любви, которую отнюдь не по-сыновьи обнимает крылатый юноша — ее сын Купидон. Справа от центральной группы мы видим жизнерадостного мальчика: по мнению одного из специалистов, он олицетворяет Удовольствие. За ним — загадочная девушка в зеленом; мы с удивлением замечаем под ее платьем тело змеи. Судя по всему, она олицетворяет Лживость — дурное качество, злонамеренность под маской искренности, — которая порой сопутствует любви. Слева от центральной группы изображена злобная старуха, рвущая на себе волосы. Это Ревность — союз зависти и отчаяния, без которого редко обходится любовь.

В верхней части картины изображены две фигуры, приподнимающие завесу, которая скрывала сцену от посторонних глаз. Крылатый мужчина — это отец-Время; за его плечами — символ времени, песочные часы. Время обнаруживает превратности, сопутствующие чувственной любви. Женщина слева от Времени — по всей вероятности, Правда, открывающая взрывную смесь терзаний и наслаждений, рождаемую в нас дарами Венеры.

Итак, эта картина представляет собой нравоучение: ревность и лживость — не менее частые спутники любви, чем удовольствие. Но произведение Бронзино лишено той простоты, с какой показана история воскрешения Лазаря: его мораль воплощена в замысловатой аллегории с использованием персонификаций. Перед живописцем не стояла задача в доступной форме изложить историю для неграмотных — напротив, он стремился заинтриговать и даже раздразнить просвещенную аудиторию.

Об авторах