Камень Дуччо

Поделиться

Роман о соперничестве двух, возможно, величайших творцов в истории.

С 1501 по 1505 годы Леонардо да Винчи и Микеланджело Буонарроти жили и работали во Флоренции. Леонардо — знаменитый мастер на пике карьеры, а Микеланджело — молодой, темпераментный и вспыльчивый скульптор, отчаянно желающий сделать себе имя. Микеланджело обходит Леонардо в конкурсе за право изваять статую Давида из глыбы мрамора, прозванной камнем Дуччо. Он работает как одержимый, проводя сутки напролет у мраморного блока, пока мертвый камень наконец не оживает под его руками.

А в это время жизнь Леонардо начинает разрушаться: он теряет заказы, не может закончить ни один проект; он изо всех сил пытается создать летательный аппарат и чуть не погибает на войне; наконец, его преследуют неотвязные мысли о женщине, портрет которой ему заказали. Мастер настороженно относится к молодости и мастерству Микеланджело, а Микеланджело и ненавидит Леонардо, и преклоняется перед его талантом.

В центре сюжета — события их жизни, но среди героев романа мы встретим и других гениев эпохи Ренессанса.

Для кого эта книга

Для всех, кто интересуется искусством и любит истории о творческих людях.

Для поклонников Леонардо да Винчи и Микеланджело Буонарроти.

Для всех, кто любит Флоренцию и искусство эпохи Возрождения.

От автора

Вопросом, который вдохновил меня на написание этой книги, я впервые задалась двадцать лет назад, когда изучала в колледже творчество Микеланджело и Леонардо да Винчи. Оба они в 1501–1505 годах жили во Флоренции. И по свидетельству историков, питали друг к другу открытую неприязнь. Многие их современники упоминали о том, что между двумя мастерами искусства нередко возникали замешанные на жестоком соперничестве прилюдные стычки и перепалки. Впрочем, историки искусства традиционно сводят их творческое соперничество к «дуэли фресок», заказанных обоим мастерам городским советом Флоренции.

В романе упоминается об этом заказе — фреске «Битва при Ангиари», — сделанном Мастеру из Винчи в 1503 году. Микеланджело включился в состязание по окончании работы над Давидом — ему городской совет заказал расписать фреской «Битва при Кашине» противоположную стену. И в течение нескольких месяцев, пока скульптор не перебрался в 1505 году в Рим, эти двое поневоле творили свое искусство бок о бок, в одном и том же зале. Однако ни один не довел работы до конца. Все последующие века историки искусства горевали о том, что состязание великих так ничем и не окончилось.

У меня же зародилось сомнение: неужели и правда ничем? Можно ли считать случайностью то, что до этого легендарного состязания Микеланджело изваял «Давида», а Леонардо написал «Мону Лизу»? Простое ли это совпадение, что два самых известных в западной цивилизации произведения искусства родились в одном городе и практически в одно время? Да и поверит ли кто-нибудь в то, что два блестящих дарования, не чуждые соревновательного духа, не попытались превзойти один другого? Соперничество с якобы непобедимым конкурентом раззадоривает и вынуждает приложить еще больше усилий, чтобы подняться к новым высотам, каких ты никогда не достиг бы в одиночестве.

Разве элементарная логика не предполагает, что юный Микеланджело своим талантом и успехом подстегнул стареющего Леонардо написать непревзойденный портрет моны Лизы, так же как надменный гений Леонардо побудил Микеланджело вложить в Давида весь свой скульптурный талант? В романе я постаралась ответить на этот вопрос.

Леонардо действительно рисовал Давида. Впервые увидев этот набросок (в настоящее время он хранится в Британской королевской коллекции), я сразу же представила, как Леонардо делал эту зарисовку, сидя у подножья статуи, а Микеланджело издали смотрел на него. Так, благодаря рисунку Леонардо, и родилась идея этой книги.

Цитаты из книги

Гость
Леонардо признал незваного гостя, с ног до головы покрытого грязью. Как же, как же, это снова тот выскочка-скульптор, Микеланджело Буонарроти, который в один памятный вечер так же без приглашения ворвался в его студию. А он-то надеялся на то, что после прилюдного позора малый исчезнет из города.

Хаос
— Чувства, не контролируемые разумом, ведут к хаосу, — усмехнулся Леонардо. — Хаос рождает красоту. В этом сила искусства. — Микеланджело упер взгляд в золотистые глаза Леонардо и мысленно поклялся себе, что не отвернется, даже если черти в Дантовой преисподней начнут поджаривать ему пятки.

Взгляд да Винчи
Микеланджело повернулся поприветствовать очередного поклонника, но вдруг оказался лицом к лицу с Мастером из Винчи. Лицо Леонардо было непроницаемым, но глаза полыхали холодным огнем. Микеланджело хотел отвесить маэстро учтивый поклон, но, словно окаменев, не мог пошевелиться.

Вера в потенциал
Леонардо верил в потенциал так же истово, как многие верят в Бога. Будь это дождевая туча или новый оттенок краски, он оценивал их достоинства и недостатки по тем возможностям, которые заложены в них. И потому его не интересовали предметы, доведенные до совершенства.

Учиться
Под взглядом Микеланджело Леонардо демонстративно раскрыл свой альбом и взял мелок. Затем примостился на ступенях перед статуей и, сосредоточив все внимание на Давиде, начал зарисовывать его. В конце концов, единственный способ продолжать учение — это копировать произведения истинных мастеров.

Джоконда
На один последний короткий миг Леонардо встретился глазами с пронзительным взглядом Лизы. Она попыталась спрятать улыбку, но не сумела укротить радость. Леонардо повернулся и пошел к двери. — Но вы собираетесь окончить портрет, ведь правда? — крикнул ему в спину Джокондо.

Об авторах

    Стефани Стори — писательница, сценарист и человек, увлеченный искусством. Она специально получила художественное образование и проводила исследования в течение 20 лет, чтобы написать эту книгу. Имеет степень в области изобразительного искусства в университете Вандербильта и степень MFA в колледже Эмерсон. Изучая искусство в Италии, она отправилась в паломничество, чтобы лично познакомиться со всеми произведениями Микеланджело, выставленными в Европе.