Корабль Ноя

Добавить в Wishlist
Добавить в Wishlist

Описание

Дождь лил как из ведра, и Ной торопился поскорее собрать зверей на своем корабле. Вот только Носорог постоянно ворчал и жаловался, что его никто не любит. Так оно поначалу и было, но тут случилось кое-что непредвиденное, и Носорогу удалось доказать, что он настоящий герой.

Датский писатель Салли Альтшулер показывает библейскую историю с неожиданной точки зрения. А знаменитый Свен Нурдквист удивительно остроумно изображает события, произошедшие во время Всемирного потопа.

Фотогалерея

{"autoplay":"true","autoplay_speed":"3000","speed":"3000","arrows":"true","dots":"true","rtl":"false"}

Об авторах

      Свен Нурдквист — шведский детский писатель и иллюстратор. Известен прежде всего благодаря своей серии про Петсона и его котёнка Финдуса. Во многих интервью Свен Нурдквист подчеркивает, что иллюстрации стоят для него на первом месте. В этом легко убедиться, открыв любую его книгу. Изображения в них всегда наполнены большим количеством интересных деталей и второстепенных персонажей. Картинки не только следуют за сюжетом, но и вносят в него новые подробности. Вот почему художник выделяет книгу «Где моя сестра?», задуманную как книгу без слов. Помимо книг о Петсоне и Финдусе, Нурдквист также известен как иллюстратор и соавтор серии сказок о приключениях Мамы My и её друга ворона шведских писателей Юи и Томаса Висландеров. Подробнее о Свене Нурдквисте можно узнать из книги «Жизнь в картинках».

      Переводчик Мария Людковская училась на историко-филологическом факультете РГГУ, там же потом преподавала шведский. Участвовала в составлении шведско-русского словаря, работала редактором. Переводит в основном с шведского, иногда с английского и немного с датского – драматургию, детскую и взрослую прозу, нон-фикшн, книжки-картинки и кино.

    Папмамбук

    Быть нужным – одна из базовых человеческих потребностей. Невозможно переоценить ее важность. Известно, что психологическое и физическое развитие младенцев, оставшихся без матери, потерявшие «нутряное», утробное ощущение своей нужности, замедляется, а то и вообще останавливается. Но подарить ребенку это ощущение – непростая психологическая задача для родителей. Тут мало просто «быть рядом». Сказка-притча Салли Альтшулера и Свена Нурдквиста «Корабль Ноя» подсказывает нам один из способов решения этой задачи.

    На детской площадке раздается громкий плач. Мальчик 4-5 лет, обидевшись на что-то, залез под горку и отгоняет всех, кто пытается его утешить. «Уходите все, я сам тут буду жить! Не трогайте меня! Я в домике!» Мама заглядывает сбоку. И кнутом, и пряником, и демонстративным равнодушием, уходом, угрозами, похвалами, она уговаривает ребенка выйти: «Солнышко, выходи, нам пора, я не могу без тебя уйти, я ведь тебя люблю». «Нет, не любишь! Никто меня не любит! Все уходите, я тут останусь!»

    Примерно так же ведет себя Носорог из «Ноева ковчега» Нурдквиста. Небо заволокли тучи, льет дождь, приближается катастрофа. Ной собирает «всех тварей по паре» и устанавливает правила поведения: «На моем корабле все животные соблюдают мир. Здесь нельзя никого есть». Звери устраиваются, укладываются на корабле.

    Библейская история умалчивает о том, как жилось обитателям Ноева ковчега. Свен Нурдквист восполняет этот пробел. Его не интересуют ни причины, ни следствия всемирного потопа. Внимание писателя сосредоточено на том, что происходит на самом ковчеге, как выстраиваются отношения между его обитателями в условиях «ограниченного доступа к ресурсам». Места в обрез. Еды на всех не хватает. Перспективы туманны…

    Писатель вовсе не стремится к историческим соответствиям. Его ковчег имеет мотор и трубы, мачты и паруса. Вход на ковчег – строго по очереди, которую контролирует Королевский Пингвин. Поиском земли занимается вовсе не голубь, а божья коровка, которая – примечательная и запоминающаяся деталь! – путается в волосах старика Ноя. Кстати, а почему именно божью коровку просит Ной «слетать к Господу и узнать, нет ли у него хорошей погоды»? Не потому ли, что в названии этого насекомого даже ребенок услышит связь с Богом?

    Но вот появляется чета Носорогов. Госпожа Носорог только что плотно пообедала и, поднявшись на борт, крепко заснула. А Господин Носорог? Всем недоволен этот ворчун – единственный, кто остался на берегу: «Отчаливайте уже. Раскомандовался тут! Я сам себе хозяин».

    Такое поведение типично для многих детей. Почти каждой семье знакомы сцены, когда в последний момент на ребенка вдруг нападает упрямство: то штаны неудобны, то любимая кукла еще не проснулась, то просто неохота. Психологическая подоплека такого поведения очевидна: ребенок, как и Носорог, не хочет подчиняться чужим правилам. Он хочет устанавливать эти правила сам. Но очевидно и другое: нельзя жить в обществе и быть свободным от этого общества. Правила надо исполнять. А самоуверенное «я сам себе хозяин», «без вас обойдусь», скорее всего, приведет к гибели.

    Ной – психологически грамотный «родитель». Он заманивает Носорога на трап с помощью морковки. Ковчег отплывает. Носорогу ничего вокруг не нравится – тесно, скучно. Его вечное брюзжание не по душе остальным обитателям, и это еще больше выводит Носорога из себя: «Вечно я всех раздражаю»! Ситуация накаляется: огромный, раздраженный и почти неуправляемый Носорог раскачивает ковчег, кто-то из зверей уже позеленел… И тут в трюме обнаруживается течь. Катастрофа! Помпы и шлюпки забыты на берегу. Корабль медленно погружается под воду… И тут Ной вспоминает о спасительной морковке. Он заманивает Носорога в трюм и обманом заставляет его закрыть течь рогом. Носорог зол, а звери кричат «Ура!» и каждый благодарит его. «Носорог нас спас! Как хорошо, что ты поплыл с нами!» Каждый, кто только мог, погладил Носорога и почесал его за ухом.

    Ноев ковчег – это метафора человеческого общежития, модель совместной жизни принципиально разной живности. Коротенькая история о ковчеге, придуманная Свеном Нурдквистом, – притча о правилах соседства и взаимопомощи. О том, как важно думать о других и просчитывать последствия своих действий (течь в трюме началась после того, как дятел «по привычке» продолбил очередную доску – а потом ему стало так стыдно, что он не знал, где спрятаться). И еще это сказка о надежде. В третий раз божья коровка поднялась в небо: «Божья коровка, полети на небо…» И через все небо перекинулась огромная радуга.

    А плач на детской площадке закончился в тот момент, когда мама «обнаружила», что у коляски младшего брата отлетело колесо. И починить коляску в одиночку совершенно невозможно. Малыш замолчал, еще пару минут посидел под горкой в раздумьях и, шмыгая носом («все-таки я еще вас не простил, но так и быть, куда же вы без меня…»), отправился маме на помощь. Он почувствовал себя по-настоящему, на деле, нужным.

    Анна Рапопорт

    Источник