Микеланджело. Жизнь гения

Поделиться

В тридцать один год Микеланджело считался лучшим художником Италии и, возможно, мира; задолго до его смерти в преклонном возрасте, без малого девяносто лет, почитатели называли его величайшим скульптором и художником из когда-либо живших на свете. (А недоброжелатели, в которых тоже не было недостатка, – высокомерным грубияном, скрягой и мошенником.) Десятилетие за десятилетием он трудился в эпицентре бурных событий, определявших лицо европейского мира и ход истории. Свершения Микеланджело грандиозны – достаточно вспомнить огромную площадь фресок Сикстинской капеллы или мраморного гиганта Давида. И все же осуществленное им на пределе человеческих сил – лишь малая толика его замыслов, масштаб которых был поистине более под стать демиургу, чем смертному…

В своей книге известный искусствовед и художественный критик Мартин Гейфорд исследует, каков был мир, в котором титаническому гению Возрождения довелось свершать свои артистические подвиги, и каково было жить в этом мире ему самому – Микеланджело Буонарроти, человеку, который навсегда изменил наше представление о том, каким должен быть художник.

День, когда Микеланджело переступил порог принадлежавшего Лоренцо сада скульптур, навсегда изменил его жизнь, а вместе с нею и судьбу западного искусства. Сад скульптур был лишь одним из нескольких мест, где хранились предметы из обширной художественной коллекции Медичи.

«Замечательная книга, впечатляющая не только увлекательным повествованием, но и мастерским обращением автора со столь обширным материалом», — Mail on Sunday

«Эта биография — достойное приношение гению Микеланджело. Закрывая последнюю страницу, невольно желаешь, чтобы Микеланджело прожил дольше и успел создать больше», — Financial Times

«Только самый отважный и амбициозный автор может взяться за биографию Микеланджело Буонарроти…», — The Times

«Очень трудно пробраться сквозь непролазную чащу написанного многими поколениями ученых и сказать что-нибудь новое о Давиде, Сикстинской капелле, Страшном суде, Соборе Святого Петра и прочих шедеврах Микеланджело, но Мартину Гейфорду удается сделать это, — удается вдохновить нас думать и смотреть, отмечая очевидное, но упущенное из виду», — Sunday Telegraph

Фотогалерея

Об авторах