Происхождение (почти) всего

Хочу прочитать
Хочу прочитать
Поделиться

«Происхождение (почти) всего» – поучительная и яркая книга редактора журнала New Scientist Грэма Лоутона. Предисловие к ней написал Стивен Хокинг. Каждый рассказ снабжен великолепной инфографикой. Здесь повествуется действительно о происхождении почти всего – нашей Вселенной, планеты, жизни, цивилизации, знания, многих изобретений, прочно вошедших в жизнь современного человека (туалетной бумаги, клавиатуры, интернета).

Автор не только бешено расширяет кругозор читателя, но и не дает заскучать ни на секунду. Вы, например, знали, что один химик три года всерьез занимался научным исследованием вопроса, откуда берется пушок в пупке? Или почему звезды светят? Из чего на самом деле состоит Вселенная? Что будет, если попасть в черную дыру? Зачем нужна ушная сера? Каким был первый кулинарный рецепт? Когда мы начали хоронить мертвецов? Как мы приручили животных? Как звучала древнейшая музыка? Как антибиотики атакуют бактерии — и как бактерии обороняются? Почему колесо изобретали так долго? Что запечатлено на первом в мире рентгеновском снимке? Кто стал первым человеком в воздухе? Как зародилась жизнь и как возникли сложные ее формы? Зачем мы спим? Кто изобрел туалетную бумагу? Какой была первая письменность у разных народов?

Книга Грэма Лоутона, разделенная на шесть больших глав: «Вселенная», «Наша планета», «Жизнь», «Цивилизация», «Знания», «Изобретения», – действительно рассказывает о происхождении почти всего на свете.

От автора:

Книга «Происхождение (почти) всего» — это собрание кратких историй о происхождении и зарождении самых разных вещей с точки зрения современной науки. В этих 53 главах рассказано все самое главное, интересное и неожиданное, а для наглядности добавлена живая, красочная и зачастую смешная инфографика Дженнифер Дэниел.

Когда я только начал составлять список всего, что должно войти в эту книгу, что‑то показалось мне очевидным — например, ясно было, что нельзя обойтись без Большого взрыва, происхождения жизни и эволюции человека. Другим богатым источником идей стало зарождение человеческой цивилизации. Пятнадцать тысяч лет назад наши предки были кочевыми охотниками-собирателями, а теперь мы живем в домах, покупаем еду в супермаркетах и путешествуем по миру на машинах. Как так получилось?

Однако не все было так однозначно, и я признателен своим гениальным коллегам из журнала New Scientist и издательства John Murray за некоторые эксцентричные предложения — среди моих любимых нуль, почва и личная гигиена. В длинный список идей, которые сюда не вошли, попали, например, происхождение крикета и торта-мороженого. Может быть, когда‑нибудь я напишу «Происхождение (почти) всего остального».

Но довольно мысленных путешествий во времени. Я очень горжусь этой книгой. Для меня это была дорога открытий — надеюсь, она станет тем же и для вас. Многие рассказанные здесь истории в ходе работы над книгой менялись и эволюционировали, поскольку постоянно обнаруживалось что‑то новое и интересное. Такова неуемная красота науки.

Фотогалерея

{"autoplay":"true","autoplay_speed":"3000","speed":"4000","arrows":"true","dots":"true","rtl":"false"}

Об авторах

    Получив степень бакалавра по биохимии и магистерскую степень по коммуникации в науке в Имперском колледже Лондона, Грэм Лоутон в конце концов осел в редакции журнала New Scientist, где и работает с начала XXI века, сперва редактором отдела, а сейчас выпускающим редактором. Он получил много наград за свои сочинения и редакторские проекты.

      Видео

      Рецензия: Издательство

      Книга редактора журнала New Scientist Грэма Лоутона «Происхождение (почти) всего» рассказывает ровно о том, о чем заявляет в своем названии: о происхождении почти всего на свете, от нашей вселенной и планет солнечной системы до туалетной бумаги и интернета. Мы подобрали для вас несколько интересных фактов из этой книги. Почему в процессе эволюции ни у одного из животных не возникло столь удобных для перемещения колес? Когда наши далекие предки стали безволосыми? С какой погрешностью работают самые точные на сегодняшний момент — оптические — часы? Сколько новых видов насекомых открывают ученые ежегодно? Почему пух собирается в пупке и что общего у этого процесса с принципом функционирования черной дыры?


      Если жизнь порой кажется вам скучной, задумайтесь об обитателях Земли, живших от 1,7 до 0,7 миллиарда лет назад. В этот непостижимо долгий период не происходило ничего, так что биологи прозвали его «скучный миллиард». Причина была скорее геологическая, чем биологическая. Земная кора отвердела, но тектоника плит еще не шла, что привело к долгому периоду геологического застоя — ни образования гор и разломов, ни вулканической активности, ни дрейфа континентов, словом, никаких потрясений, которые зачастую становятся двигателем эволюционных перемен.


      Чтобы письменность не вышла из употребления, нужно ее всячески поддерживать, поэтому список исчезнувших систем письма очень длинен. Но в целом письменностью пользуются чем дальше, тем больше, поскольку для связи все шире применяются компьютеры и мобильные телефоны. Историки будущего получат в свое распоряжение гораздо больше наших мыслей, хотя стоят ли они того, чтобы их читать, — это еще вопрос. ИМХО.


      Если вы хотите оставить свой след в науке, поищите хорошенько под диваном или на пыльном подоконнике — и, очень может быть, вы обнаружите неизвестный вид насекомых. Каждый год ученые описывают около 20 000 новых видов. Подавляющее большинство — беспозвоночные, а из них около 10 000 — насекомые.


      Штайнхаузер сформулировал теорию великого объединения пуха в пупке. Волосы имеют чешуйчатую структуру, поэтому соскребают волокна с ткани одежды. Затем чешуйки волос, словно зазубренные крючья, тащат волокна в пупок. Волосы на животе часто растут концентрическими кругами вокруг пупка, что способствует движению в его сторону — точь-в-точь вещество, затягиваемое в черную дыру. Попав за горизонт событий, волокна «спрессовываются в материал, похожий на войлок».


      Самый знаменитый пример произвольного и даже сюрреалистического выбора валюты — раи, массивные каменные диски с отверстием посередине, которые до самого недавнего времени служили деньгами на микронезийском архипелаге Яп. Сами камни обычно не перемещали, о смене владельца просто договаривались. Все знали, где чьи камни, даже если те выпадали из лодок и тонули.


      Мы поддерживаем близкие дружеские отношения с теми, кто похож на нас — по характеру, интересам, убеждениям, вкусам, чувству юмора и так далее. Однако такой упрощенный подход мешает разглядеть глубинную связь. Оказывается, с близкими друзьями мы генетически больше схожи, чем со случайными незнакомцами. Типичный близкий друг с генетической точки зрения похож на нас, как четвероюродный родственник, то есть человек, с которым у вас общие прапрадед и прапрабабка.


      А что касается вопроса, когда наши предки стали безволосыми, тут надежных данных еще меньше. К счастью, археология нам не нужна. Когда мы оголились и когда после этого оделись, подскажут неожиданные свидетели — вши. Для большинства видов млекопитающих вши — досадная правда жизни. Большинству приматов досаждает единственный, специализированный вид, хотя орангутаны и гиббоны почему-то избавлены от этой напасти. Но людям, с нашими островками волос и одеждой, посчастливилось иметь дело аж с тремя кровососами — головными, лобковыми и платяными вшами. Приходится признать, что мы — самые вшивые из всех.


      Желание измерять время все точнее нас не оставляет. Атомные часы потрясающе точны: погрешность первых надежных часов, изобретенных в 1955 году, составляла 1 секунду в 300 лет. С тех пор эту точность удалось многократно превзойти. В 2013 году американские ученые создали атомные часы, которые, если бы их запустили во времена «кембрийского взрыва», 542 млн лет назад, к настоящему времени отстали бы или ушли вперед всего на полсекунды. А новейшие технологии сулят еще больше. Новое поколение часов — оптические — достигнут скоро небывалого совершенства: работай они с момента Большого взрыва — 13,8 млрд лет! — и сегодня шли бы идеально точно.


      Тем не менее накоплено много доказательств, что политикой движет не разница во мнениях, а скорее биологические различия. Поэтому не надо злиться на своих политических противников, их стоит пожалеть: они ведь тупо, совершенно, очевидно неправы просто от природы.


      А почему нет колес у животных?
      Эволюция придумала массу элегантных решений задачи о движении: птицы летают, головоногие перемещаются реактивным способом, гекконы взбираются на отвесные стены, а у блох «пружинные» лапки. Но ни у кого из животных нет колес. Почему? Причина в том, что эволюция работает пошагово и недальновидна: она изобретает только то, что полезно здесь и сейчас. Каждый шажок к полету или реактивному движению улучшал положение дел. Но поэтапно приблизиться к колесу невозможно: оно полезно только в завершенном виде. Не говоря уже о том, что нельзя создать конечность, способную свободно вращаться, ведь к ней должны подсоединяться нервы и кровеносные сосуды.


      Теперь нам трудно понять, почему запуск СССР первого искусственного спутника Земли так всех напугал. Западный мир с трепетом слушал слабенький писк радиосигналов, которые отправлял на Землю «Спутник-1». Металлическая сфера пробыла на орбите десять недель, а потом сгорела в верхних слоях атмосферы. Если учесть, что спутник был всего 58 сантиметров в диаметре, а внутри не было ничего более грозного, чем радиопередатчик, такой страх представляется необоснованным.