Сбитые с толку. Почему наши интуитивные представления о мире часто ошибочны

Хочу прочитать
Хочу прочитать

Люди склонны создавать теории об окружающем мире — увы, обычно мы ошибаемся, и наши теории отдаляют нас от понимания истины.

Почему мы простужаемся? Что вызывает смену времен года? Если выстрелить из пистолета и одновременно выронить пулю из ладони на пол, какая из двух пуль упадет раньше?

Автор этой книги утверждает: мы не только даем неверные ответы на подобные вопросы, но и в целом воспринимаем мир — его фундаментальные свойства — неправильно. Сталкиваясь с явлениями, современный человек ориентируется на так называемые интуитивные теории — совокупность личных взглядов, убеждений и представлений о той или иной сфере. Проблема в том, что интуитивные теории оперируют понятиями и процессами, которых нет в природе. Они мешают принять идеи и наблюдения, которые в них не вписываются. Они приводят к слепоте — игнорированию фактов и открытий, решительно их опровергающих. Именно они — причина парадоксального отрицания науки в мире, где наука доминирует. Эта книга обнажает интуитивные теории, которые мы обычно формируем, будучи детьми, и показывает, когда и каким образом они могут сбить нас с толку. Много примеров и интересных экспериментов, объясняющих, почему человек воспринимает мир так или иначе.

Первая половина книги посвящена физике (теории вещества, энергии, гравитации, движению, космосу и земле), а вторая — миру биологии (теориям жизни, роста, наследственности, заболеваний, адаптации и происхождения).

Для кого эта книга

Для всех, кто интересуется физикой, биологией и научным подходом в целом.

Цитаты из книги

Что мешает науке
Отрицание науки появилось не вчера. Когда были выдвинуты идеи, что Земля вращается вокруг Солнца, что многие заболевания вызваны микробами, большинство в это не верили. Многие ученые и эксперты считают, что проблема заключается в политических и религиозных доктринах. Психологи открыли еще одну причину — интуитивные теории. Это представления об устройстве мира, имеющиеся у человека изначально, до получения образования.

Ошибка Галилея
Галилей как-то сказал, что все истины легко понять, когда их уже открыли; смысл в том, чтобы их открыть. Он ошибался. Есть очень много истин, которые понять непросто, потому что они отвергают самые первые, самые доступные представления о том, как устроен мир. Эта книга повествует как раз о таких истинах. Она объясняет, почему эти истины ускользают от нас и как их можно уловить.

Дезинформация
Многие уверены, что человек использует всего 10% головного мозга или что вкусовые сосочки на языке разделены на отдельные секции, хотя и то и другое неверно. Такого рода ложные представления не означают глубоко ошибочного восприятия работы головного мозга и языка: это просто побочный продукт дезинформации.

Мозг как пергамент
Пергамент — дорогой материал, поэтому монахи часто использовали его повторно, не стирая до конца предыдущие записи. Наш разум действует схожим образом: записывает новые научные теории поверх старых интуитивных, поэтому и те и другие могут включиться одновременно и дать конкурирующие объяснения и прогнозы.

Противоречие концепций
Что тяжелее: килограмм пуха или килограмм золота? Конечно, ни то ни другое: килограмм и есть килограмм. Но вполне вероятно, что перед тем, как ответить на этот вопрос, вы на секунду задумались. Золото «весомее» пуха, и концепция тяжести вступает в противоречие с концепцией веса. Тяжесть и величина — это воспринимаемые качества материи.

Об организме
Понятие организма — это клей между концепциями жизни и концепцией смерти. Организм есть у всех живых существ, и он всегда в конце концов приходит в негодность. Организмы бывают довольно простыми, например одиночная клетка, и сложными, состоящими из триллионов клеток, образующих ткани и органы. Однако у всех организмов есть общая черта: они имеют внутренние элементы, которые служат для функционирования целого.

Об авторах

    Эндрю Штульман — профессор психологии и когнитивных наук в колледже Occidental, руководитель лаборатории Thinking Lab. О его работе писали в таких изданиях, как Scientific American и New Yorker.