Сиблинги

Добавить в Wishlist
Добавить в Wishlist

В будущем изобрели специальный прибор для изучения прошедшего времени — хронометр. Шестиклассник Женька попадает в эксперимент. Девять подростков (они называют себя сиблингами) изъяли из реальной жизни и сделали супергероями… ну, почти. Они способны влиять на события, состоявшиеся в прошлом: могут кого-то спасти, кому-то помочь! Только в свою собственную реальность никому из них вмешиваться нельзя, иначе… никто не знает, что будет «иначе». До тех пор, пока один из сиблингов, максималист и художник, не отправляется к взрослому себе — в состоявшуюся и потому разрушенную жизнь.

Лариса Романовская — лауреат премии «Книгуру» и «Новая детская книга». Фантастическая повесть «Сиблинги» вошла в короткий список конкурса «Книгуру» в 2017 году.

Хорошая книга становится мостиком к берегу, до которого не читавший её человек может и не добраться. “Сиблинги„ Ларисы Романовской — мосты к самым разным берегам. Они основаны на классической советской фантастике, но ведут читателя сквозь пугающую современность, жестокие приключения и битву характеров к очень нужным и совсем не очевидным истинам. Непростая, суровая и захватывающая книга. Шамиль Идиатуллин, писатель

Он думал, что выйдет в коридор второго этажа. Но вместо этого попал в чужой кабинет.
Потолок был выше, чем в школьном коридоре. Даже выше, чем в проклятом спортзале. Яркие лампы, белые стены, длинный стол. За ним сидели пожилой дядька в синем халате и лохматый парень, на вид лет восемнадцати, в тёмных очках. Женька этих двоих никогда раньше не встречал.
Парень приподнял очки и сказал:
— Никифоров Евгений. Вроде успели.
Они смотрели на Женьку, а он думал: сколько до конца урока? Он знал, что в третьем задании ответ будет «минус единица». Ещё он думал, что скоро вернётся. И что Рыжов должен сдохнуть. Все они должны сдохнуть.
Пожилой протянул руку, тронул на столе перед собой какой-то предмет… Песочные часы. Только что сверху вниз просыпались последние песчинки.
— Что ж ты так долго не шёл, Никифоров Евгений? — сказал он как будто даже с огорчением.
— Контрольная же, — машинально пояснил Женька. — Но я… меня… Куда я не шёл? Что это здесь… вообще?
Пожилой отозвался вопросом на вопрос:
— Ты веришь в жизнь после смерти?
— Не верю, — почему-то соврал Женька.
— И правильно, — кивнул пожилой. — Смерти нет. Если жизнь не заладилась, то спокойной смерти не жди…
— Пал Палыч! — удивился парень. — Рано же…
Женька зацепился было за эту мысль, насчёт «спокойной смерти», но тут у него за спиной что-то грохнуло.
Он обернулся.
Вместо двери обратно было толстое стекло. По краям обледенелое, как иллюминатор в самолёте. За стеклом вдруг быстро поплыла темнота. Мелькали редкие огни. Гудел пол. У Женьки заложило уши, словно кабинет набирал высоту.
Но так не бывает.
Женька хотел сглотнуть, чтобы в ушах щёлкнуло. Язык плохо шевелился, как после заморозки.
— Мы летим?
— Нет, плывём! — хохотнул парень. И добавил сразу, пока Женька не успел обидеться: — Давай уже знакомиться. Меня Максом зовут. А это Пал Палыч, он у нас главный.
— Не летим и не плывём, а перемещаемся, — Пал Палыч говорил спокойно. — Мы в лаборатории научно–исследовательского института — НИИ хронологии…

Об авторах