Синий. История цвета

Поделиться

Почему общества эпохи Античности и раннего Средневековья относились к синему цвету с полным равнодушием? Почему начиная с XII века он постепенно набирает популярность во всех областях жизни, а синие тона в одежде и в бытовой культуре становятся желанными и престижными, значительно превосходя зеленые и красные? Исследование французского историка посвящено осмыслению истории отношений европейцев с синим цветом, таящей в себе немало загадок и неожиданностей. Из этой книги читатель узнает, какие социальные, моральные, художественные и религиозные ценности были связаны с ним в разное время, а также каковы его перспективы в будущем.

Триумф синего на столь зыбкой почве, как хроматические преференции, готовился в течение долгого времени: в XII веке этот цвет стали восхвалять богословы, затем его открыли для себя художники; в XIII столетии красильщики сумели придать ему невиданные прежде яркость и насыщенность; с середины XIV века он занял почетное место в геральдике; двести лет спустя Реформация придала ему статус высокоморального цвета. Но наивысшей славы он достиг в XVIII веке: во-первых, потому что в это время получил массовое распространение замечательный натуральный краситель, который был известен еще с давних пор, но доступен лишь для очень немногих (индиго); во-вторых, был изобретен новый искусственный краситель, позволявший получить как при окрашивании тканей, так и в живописи совершенно новые оттенки синего (берлинская лазурь); и наконец, возникла новая символика цветов, в которой синий занял главное место: отныне он стал цветом прогресса, просвещения, заветных чаяний и желанных свобод человечества. В этой метаморфозе синего решающую роль сыграли литература романтизма, а также две революции — американская и французская.

На протяжении веков одеяние Богоматери многократно меняло цвет: наглядным свидетельством этого может служить деревянная скульптура из липы, созданная на рубеже первого и второго тысячелетий и до сих пор хранящаяся в Льежском музее. Это романская Дева Мария, как часто случалось в то время, была изображена в черном одеянии. Затем, в XIII столетии, согласно канонам готической иконографии и теологии, его перекрасили в небесно-синий цвет. Однако, в конце XVII века скульптуре, подобно многим другим произведениям искусства, придали «барочный» облик: её покрыли позолотой. Этот цвет она сохраняла два столетия, до 1880 года, когда в соответствии с догматом о Непорочном Зачатии её перекрасили в белый цвет. Эти четыре слоя краски различного цвета, которыми за тысячу лет успела покрыться небольшая деревянная скульптура, превращают её в уникальный документ истории искусства и символики.

Голубые глаза считались чуть ли не физическим недостатком. У женщины они свидетельствовали о склонности к пороку; голубоглазый мужчина считался женоподобным, похожим на варвара и попросту смешным. Теренций награждает нескольких своих героев голубыми глазами и при этом — или вьющимися рыжими волосами, или огромным ростом, или тучностью — и то, и другое, и третье в Риме эпохи Республики считалось изъяном. Вот как он описывает персонажа своей комедии «Свекровь», написанной около 160 года до нашей эры: «Высокий, рыжий, толст, голубоглаз, кудряв, лицо в веснушках».

Об авторах

    Мишель Пастуро (род. 17 июня 1947, Париж) — французский историк-медиевист (специалист по истории Средних веков). Окончил Национальную школу хартий (1972), защищал диплом по символике животных. Специалист по геральдике, сфрагистике и нумизматике. С 1983 года руководит кафедрой истории западной символики в Практической школе высших исследований в Париже. Мировую известность получили его книги по исторической семантике цвета (синий, красный, чёрный, зеленый и др.), переведённые на многие языки.

    • Член Международной академии геральдики
    • Вице-президент Французского общества геральдики
    • Член-корреспондент Академии надписей и литературы
    • Лауреат Национальной премии за книгу о Средних веках
    • Премия Медичи за эссеистику (2010)
    • Почётный доктор Лозаннского университета

Материалы по теме

    Что рассказывает синий цвет о нашей истории

    non-fiction - Что рассказывает синий цвет о нашей истории - история

    Можно ли рассказать об истории Западной Европы увлекательно, захватывающе и предельно достоверно? Да, если рассказывает Мишель Пастуро — французский историк-медиевист, обладающий помимо знаний об истории, геральдики и культурологии еще и прекрасным литературным слогом. Пастуро написал серию книг про цвет: синий, черный, зеленый (есть на русском), красный (переводится) и работает над другими. Изучая историю цвета, можно узнать, […]

    Поделиться

Рецензия: Медуза

Французский историк-медиевист Мишель Пастуро — человек, способный переплавить собственную любовь к частностям, деталям и финтифлюшкам в тексты не только потрясающе увлекательные, но и какие-то поразительно глобальные, всеобщие, далеко выходящие за рамки своего мелкого (чтоб не сказать мелочного) предмета. Так, его «Символическая история Средневековья» проращивала величественный и масштабный образ эпохи из такой чепухи, как престижные виды стройматериалов или модный фасон рукавов, а «Дьявольская материя» исследовала дуалистическую (не то ангельскую, не то сатанинскую) природу полосок на ткани.

На сей раз в фокусе внимания историка объект, самой природой вроде бы определенный на роль статиста, а именно цвет — конкретно, синий. Впрочем, если верить автору, к созданию цвета природа имеет мало отношения — в первую очередь, это социальный, культурный конструкт, обладающий собственной историей и собственными коннотациями.

Надо признать, биография у синего цвета не столь долгая, но весьма впечатляющая. Практически неизвестный в античности и раннем Средневековье (тогда бал правили черный, красный и белый, затмевая все прочие цвета настолько, что ученые до сих пор спорят, умел ли в те времена человеческий глаз их вообще различать), к XII веку именно синий становится цветом по преимуществу. В нем щеголяют богоматери на полотнах живописцев, он проникает в гербы аристократов и вообще начинает восприниматься как цвет, наиболее полно воплощающий идею божественной гармонии. Еще более увлекательные приключения ожидают синий цвет в новое время: от радикального, бунтарского цвета Великой французской революции он проделывает путь до цвета умеренного либерализма, а после парадоксальным образом закрепляется за консерваторами — в виде антитезы черному и коричневому (цветам фашистских партий) и красному (цвету коммунистов и социалистов). При этом влияние и популярность синего только растут: по данным социологических опросов, сегодня каждый второй европеец называет его своим любимым цветом.

Политика и искусство, богословие и наука, военное дело и химия, геральдика и метафизика — синие нити, если верить Пастуро, пронизывают всю историю человечества. Следить за тем, как изящно историк их распутывает, разглаживает, а после вплетает в ткань собственного повествования, — сплошное наслаждение. И единственное, что огорчает, так это небольшой объем книги — жалких 140 страниц. Одно утешение: у Пастуро есть еще книжка о черном цвете и сборник эссе о цветах в культуре, пока не переведенные на русский. Что ж, подождем.

Галина Юзефович