Соблазняющий разум. Как выбор сексуального партнера повлиял на эволюцию человеческой природы

Хочу прочитать
Хочу прочитать
Поделиться

Стройно объяснить происхождение разума не удавалось еще никому. В этой концептуальной книге эволюционный психолог Джеффри Миллер выносит на суд общественности свою оригинальную идею — теорию происхождения уникальных умственных способностей человека в ходе полового отбора.

Ключевым механизмом отбора автор считает выбор полового партнера, который осуществляли доисторические гоминиды и продолжаем осуществлять мы, современные мужчины и женщины. Сложный язык, мораль, искусство, благотворительность очень затратны для особи и не способствуют ее выживанию. Зато способствуют ее размножению: это самые надежные индикаторы генетического благополучия, какие только можно предъявить на брачном рынке.

Аргументы Миллера научны, изящны и образны. Если вы мечтали взять откровенное интервью у шалашника и увидеть охоту плейстоценовых гоминид глазами мамонта, осознать неполиткорректность эволюции и древность «дизайнерского» деторождения, эта книга точно для вас.

Cмелый сценарий, проливающий свет на многие тайны человеческого разума. Science

Половой отбор, «другая» теория Дарвина, наконец-то вышла из тени. Ричард Докинз

Изящная и остроумная проза, в которую облечена новая, эпохальная научная теория… Миллер пишет легко, умно и иронично, как хороший романист. Самое малое, что ему удалось сделать, — это найти в науке место красоте, избыточности и экстравагантности. Мэтт Ридли, журналист, автор нескольких научно-популярных книг

У книги есть, на мой взгляд, непреходящие достоинства, ничуть не потускневшие за два десятка лет. Во-первых, она хорошо написана, изобилует живыми примерами, логична и остроумна. Читать ее поэтому будет как минимум не скучно. Во-вторых, книга содержит увлекательное, яркое и при этом достаточно подробное, профессиональное и не слишком устаревшее изложение основ теории полового отбора. Эта теория в наши дни воспринимается большинством специалистов как неотъемлемая и исключительно важная часть научных представлений о механизмах эволюции. Она не собирается устаревать. Совсем наоборот — она продолжает развиваться, пополняясь новыми идеями и примерами, и в целом укрепляет свои позиции. <…> В-третьих, интересен и поучителен рассказ о непростой судьбе теории полового отбора. Как известно, Дарвин ввел в науку эту идею, чтобы объяснить происхождение признаков, которые явно не способствуют выживанию особей, зато повышают их шансы на победу в конкуренции за половых партнеров… А. В. Марков, доктор биологических наук, профессор РАН, заведующий кафедрой биологической эволюции биологического факультета МГУ

Об авторах

    Джеффри Миллер — известный эволюционный психолог. Преподает коммуникацию животных маркетинг в Лондонской школе экономики и в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе. Родился в 1965 году в Цинциннати, окончил Колумбийский университет, а в Стэнфордском защитил докторскую диссертацию в области когнитивной психологии. После переезда в Европу работал в университетах Сассекса и Ноттингема, в Институте Макса Планка в Мюнхене, в Университетском колледже Лондона. Сейчас живет с семьей в графстве Суррей (Англия) и в Лос-Анджелесе.

      Рецензия: Издательство

      Человеческий разум – один из самых сложных и совершенных инструментов, которыми наградила нас эволюция. Именно благодаря ему мы изобрели средства, которые позволяют нам побеждать в битве с куда более сильными животными, обгонять куда более быстрых, выслеживать куда более осторожных. Лишенные мощных когтей, мы научились убивать на расстоянии, лишенные жабр – опустились на дно океана, лишенные крыльев – вышли в открытый космос. Так, благодаря разуму, мы стали главными живыми существами на планете. Однако наш мозг хранит в себе множество секретов: почему, например, именно у нас возник и развился столь совершенный и изощренный разум? Почему ничем подобным не обладает больше ни одно живое существо? Из-за чего наш мозг рос и почему техническое и культурное развитие началось после того, как он перестал расти? Если согласиться с тем, что свой идеальный мозг мы получили в ходе эволюции как результат постоянной борьбы за выживание, то как объяснить столь странные и явно не нужные для выживания особенности нашего разума, как юмор, образное мышление, тяга к созданию произведений искусства? «Если музыка никак не помогает выживать, то откуда она взялась и почему так сильно на нас действует?» Даже наш язык куда более сложен и разнообразен, чем это необходимо для решения первостепенных и насущных задач.

      Американский эволюционный психолог, доктор философии в области когнитивной психологии Джеффри Миллер уверен, что, кроме естественного отбора, хорошо изученного учеными, ничуть не меньшую, а подчас и куда более существенную роль в формировании нашего разума, а вместе с ним и всей нашей цивилизации оказал половой отбор. Так, наш разум оказывается чем-то подобным роскошному павлиньему хвосту, который весьма неудобен в быту и мешает скрываться от хищников, зато идеально подходит для привлечения внимания самки. В конце концов, утверждает Миллер, не так уж важно, какая из особей сильнее, быстрее или агрессивнее других: все эти качества будут утрачены, если эта особь не сможет передать свои гены потомству. А значит, ей придется бороться не только за выживание, но и освоить сложную, постоянно меняющуюся и зависящую от огромного количества нюансов технику флирта. Подтверждения своей теории Миллер находит в совершенно неожиданных точках земного шара и сферах жизни. Так, наблюдая за поведением птиц под названием «аравийские болтуны», сопоставляя охоту и спорт и анализируя концепцию выбора равновесия из теории игр, он использует весь этот накопленный материал, ни много ни мало, для объяснения всего многообразия функций нашего языка и даже особенностей нашей морали. А вот увлеченность Homo sapiens искусством Джеффри Миллер объясняет на примере самцов шалашников, птиц, обитающих в Австралии и Новой Гвинее. Это – «одно из немногих животных, тратящих время и энергию на эстетические демонстрации вне собственного тела».

      Чтобы привлечь самку, каждый из как минимум 18 видов шалашников строит хижинку для спаривания в своем особенном стиле. Эти строения, создаваемые исключительно в период ухаживаний, достигают невиданных размеров и украшаются с невероятной фантазией. Вот что пишет о них Миллер:

      — «Обитающие в северной Австралии золотые шалашники воздвигают крытые беседки высотой около 2,7 м, хотя длина их собственного тела — всего 20 см».

      — «Большинство видов шалашников украшает свои гнезда мхами, папоротниками, орхидеями, раковинами улиток, ягодами и кусочками коры. Летая по округе, они собирают самые яркие природные объекты, приносят их к шалашу и бережно группируют по цвету. Когда орхидеи и ягоды теряют окраску, птицы заменяют их на свежие. Часто шалашники пробуют украсть декорации — особенно синие перья — из чужих шалашей и даже разрушить сами постройки конкурентов».

      — «Внутреннюю часть постройки они окрашивают, срыгивая полупереваренные плоды синеватого цвета. Иногда они даже размазывают цветную кашицу пучком листьев или кусочком коры, зажатыми в клюве. Рисование шалашников — один из редких примеров использования птицами орудий в естественной среде. Судя по всему, многие поколения самок отдавали предпочтение лучшим живописцам среди самцов».