Землеройки и щелезубы

Хочу прочитать
Хочу прочитать
Поделиться

В одном маленьком городе живут землеройки и щелезубы. Эти существа не так уж сильно отличаются друг от друга. Однако землеройки признаны добропорядочными гражданами, а щелезубов все стыдятся и презирают.
Почтенная землеройка тётушка Рохли во всём следует правилам и поступает «как полагается». Но череда удивительных событий внезапно переворачивает её жизнь с ног на голову. Или, может быть, наоборот?

Книга получила специальный приз на вручении Международной детской литературной премии имени В. П. Крапивина.

Фотогалерея

Об авторах

      Рецензия: Библиогид

      Глубокая сказка-притча о социальных мифах, настоящей доброте и относительности разделения на «правильных» и «не таких как все».

      Пожилая одинокая тетушка Рохли очень довольна своей жизнью — в ней все устроено «как полагается». Есть уютная, аккуратно прибранная квартира, вкусная еда, опрятная и модная одежда, любимый питомец. Почтенная землеройка — уважаемый член общества и вполне довольна жизнью. Слегка омрачают ее идеальный мир лишь некоторые досадные несовершенства — беспокойные соседи и Фиолетовый дом, который населяют уродливые щелезубы. Но однажды она случайно встречает отверженное босоногое существо из тех, кого презирают приличные землеройки, и это дает толчок важным событиям и необратимым изменениям.

      Сказочная повесть полна неожиданных и пронзительно точных наблюдений, которые заставляют задуматься о понятиях «свой-чужой», о правде и лжи, о том, что многое может оказаться совсем не таким, каким кажется на первый взгляд. Большой Обожаемый Землерой на самом деле — существо капризное и вздорное, «благодетели» из Фиолетового дома бессовестно обирают и обманывают подопечных малышей-щелезубов; досаждающий вертопрах-сосед — на самом деле глубокий и тонкий журналист. Постепенно выясняется, что все благополучие города Землеройска построено на вранье и подлости.

      Не в лоб, не назидательно, а тонко и постепенно подводит автор читателя к размышлениям о праве каждого быть самим собой, отличаться от других и не соответствовать выдуманным критериям.

      Эта книга не памфлет, а прекрасно написанная сказка с прозрачными для взрослых читателей аналогиями. Каждый сможет найти в ней то, что ему близко и важно. Кто-то будет увлечен разгадыванием игры слов (жукаши, нифик, кошкоптах, сложнокваша, стеклозоры, медовница, кофейла и др.), кто-то — историей повара-новатора и маленьких бедолаг, кто-то — этапами прозрения тетушки Рохли, а для кого-то главными окажутся доброта и любовь, которые в конце концов находят дорогу к сердцу главных героев.

      Кстати, не только землеройки, но и щелезубы существуют на самом деле. Последние — очень редкие ядовитые млекопитающие, современники динозавров. Правда, автор специально оговаривает тот факт, что герои ее книги далеки от реальных биологических прототипов. И не удивительно — на самом деле эта книга о нас, людях.


      Рецензия: Папмамбук

      А ты знаешь, – делится со мной пятилетняя Маша, придя вечером из детского сада, – почему Витя не похож на маму и папу?» И сообщает полушепотом, торжественно округлив глаза: «Потому что его усыновили!» Из ее сбивчивого рассказа становится понятно, что есть на свете такие детские дома – и они совсем не похожи на детские сады. В них живут ничьи дети. И взрослый, если у него нет своего ребенка, может прийти туда и забрать ребенка, который ему больше понравится… В том, что такая детская жизнь, в ожидании незнакомых родителей, в порядке вещей, Маша, как ни странно, не сомневается ‒ ведь рано или поздно все закончится хорошо. Вот Витю же забрали. И всех остальных заберут… Так тема детского дома вошла в нашу жизнь и в наши разговоры. Хотя мы, взрослые, старались говорить только о том, как дети живут в детском доме сейчас, а рассказать Маше, как они там оказались – на это у нас сил не хватало. И тут у Тони Шипулиной вышла книга «Землеройки и щелезубы» – сказка, сквозь детское полотно которой проросли совершенно взрослые проблемы.

      Тетушка Рохли – немолодая, очень «правильная», консервативная землеройка. Ее одиночество скрашивает кошкоптах, живая игрушка, на которую лень потратить силы, чтобы успокоить во время грозы, – проще дать сонного лекарства и решить проблему.

      «Кошкоптах потянулся, распушил усы, взмахнул лапами и, перелетев с одной жердочки на другую, затянул приятную переливчатую трель:

      – Мрау-ра-ураву-роу-мряу-мриу-ряу-рау-мрау-мяу-мау-мряу…»

      (Признаюсь, я питаю слабость к звукописи – буквенному изображению звуков. Ко всяким «фьюить-фюьить», «гррау-гррау», «хрысть-хрысть» и «бдышь». На протяжении всей истории кошкоптах тетушки Рохли будет издавать изобретательные трели.)

      Будничная жизнь Рохли совершенно непохожа на жизнь ее приятельницы Дорли, наполненную заботами о внуках. У Дорли никогда не найдется свободной минутки на то, чтобы сделать себе оздоровительную маску из улиток (сидишь на месте, а по лицу медленно, очень медленно ползут улитки, чтобы в итоге сделать тебя моложе и привлекательнее). Тетушка Рохли не жалеет времени ни на маски, ни на поиски самой вкусной медовницы, ради которой можно объехать полгорода. Но однажды судьба приводит ее к воротам Фиолетового дома.

      И после этого ее начинает преследовать образ щелезуба по кличке Сотый. С точки зрения Рохли, Сотый уродлив, грязен и плохо воспитан. Глазки у него маленькие-маленькие, а между передними зубами зияет огромная щель – отсюда и название «щелезубы».

      Зубы можно исправить. Тогда щелезуб превратится в полноценного землероя. Но почти каждая мать в этом городе, если у нее вдруг рождается такой ребенок, испытывает омерзение и ужас и тут же отдает его на воспитание в Фиолетовый дом. Жители города должны быть ограждены от отвратительного зрелища – даже гулять щелезубов выводят только по ночам, когда их никто не сможет увидеть.

      Но, признают их существование землерои или нет, они все равно живут, растут и работают за крепкой стеной Фиолетового дома.

      Выходить за стену им ни в коем случае нельзя, ‒ иначе тебя поглотит Густа, страшная и ужасная. Вот Первый вышел – и пропал.

      Раньше, пока мадам Голова не основала приют для щелезубов, они были обречены на гибель. Или нет? И что заставило эту даму открыть Фиолетовый дом? Милосердие? Или что-то другое?

      «– Сотый, я хочу, чтобы ты сказал, что значит иметь доброе сердце! – Пальцы мадам сжались, а когти впились в ткань, как жала шершней.
      – Это значит ответственность и… – Сотый перебирал в памяти слова. – Ответственность и страх.
      – Вот именно! – Мадам Голова улыбнулась. – Вот именно, страх и ответственность! Если бы не добрые сердца щелезубов, если бы не твое доброе сердце, мой дорогой Сотый, наш мир давно был бы поглощён Густой. Прожорливой и безжалостной. Все мы: и ты, и я, и твои друзья – тут же оказались бы внутри ее бездонного черного живота. Береги свое доброе, чистое сердце, Сотый!»

      Иногда по улицам города проезжает золотая карета. В ней сидит Большой Обожаемый Землерой – самый главный землерой в городе. Все стараются ему угодить, все стремятся ему поклониться.

      «И правда, жители Землеройска, от детенышей до почтенных пожилых землероек, дружно сбежались поприветствовать того, кто ехал в золотой хвостовозке. Они радостно махали ему, громко желая счастья, здоровья и долголетия. Но Большой Уважаемый Землерой в ответ лишь вяло покачивал лапой. Хорошее настроение давно покинуло его».

      Никто из приветствующих главного землероя не подозревает, что роскошная (и очень недешевая) обувь, которую жители города покупают в магазине «Гузли и Гузли», на самом деле, сшита руками маленьких щелезубов, которых никто не любит и не считает полноценными членами общества. У них нет даже права на имя – его заменяют порядковым номером. Героя этой истории зовут Сотым. Он единственный из щелезубов, кто догадался отмечать на подметке, какая по счету пара обуви выходит из-под его рук. А таких пар не единицы, не сотни – десятки тысяч!

      При этом сами щелезубы в любое время года вынуждены ходить босиком, а о паре крепкой обуви им приходится только мечтать.

      О чем еще мечтают обитатели приюта? Точно не о свободе, хотя это и странно в их незавидном положении.

      В этом виноваты посредники. У щелезубов искаженное представление о мире, у мира искаженное представление о мире. Между ними – злая воля тех, кому выгодно, чтобы щелезубы никогда не стали частью мира. И это ответ на вопрос о том, почему никто из горожан, хороших, добрых людей, не придет и не спасет этих детей, которым выпало родиться не такими, как все.

      «– Как будто есть какая-то разница, мы отличаемся от них или они от нас… Главное, что щелезубы уродливые, нездоровые, опасные, в конце концов, существа! – добавила Дорли через минуту.
      – Ты видела хотя бы одного? – спросила тетушка Рохли, присаживаясь вместе с журналом на стул рядом с подругой.
      – О! Не знаю, что со мной было бы, если б такое случилось…»

      Но строго изолированный мир щелезубов не так уж закрыт. Постепенно оказывается, что некоторые землеройки имеют к нему самое непосредственное отношение. И их ровные зубы и большие глаза – только иллюзия, а истина тщательно скрывается от других.

      Но и сама эта история – тоже иллюзия. Под внешне милой сказкой о грызунах – серьезная книга о принятии и милосердии. И еще о том, что на все нужно смотреть собственными глазами, а неизвестность и навязанное другими мнение принижают человека, усредняют его, стирают в нем острые личностные черты.

      И даже тетушка Рохли в один прекрасный день это понимает. Значит, хотя бы для одного щелезуба все закончится хорошо. Как сказал бы кошкоптах, мрау-ра-ураву.

      Наталья Вишнякова