Чарльз Диккенс. Рождественская песнь в прозе: топ-5 русских изданий

«Рождественская песнь в прозе: святочный рассказ с привидениями» (A Christmas Carol in Prose, Being a Ghost Story of Christmas), обычно называемая просто «Рождественская песнь» — повесть британского писателя Чарльза Диккенса, вышедшая в 1843 году. Входит в сборник «Рождественских повестей» и является одной из самых популярных праздничных историй в Великобритании и за ее пределами.

«Рождественские повести» были задуманы Диккенсом как социальная проповедь в занимательной художественной форме. Воздействуя на эмоции читателей, Диккенс стремился к изменению ситуации с эксплуатацией детей и рабочих на фабриках и нравственному «исправлению богачей». Существует несколько версий того, кто послужил прототипом Скруджа — от торговца кукурузой до владельца Глостерского Старого Банка. В то время подобных богатых скряг было множество.

knizhnye-obzory - Чарльз Диккенс. Рождественская песнь в прозе: топ-5 русских изданий - рождество и новый год, викторианская эпоха
Первое издание «Рождественской песни»

По сюжету Скрудж когда-то был добродушным и простым христианином из бедной семьи, но постепенно деньги превратили его в эгоистичного и жадного человека. У него нет семьи, кроме племянника, нет друзей, но зато есть огромное денежное состояние, которое он, впрочем, лишь накапливает. Скрудж презирает бедных, ненавидит Рождество и раздражается всякий раз, как видит счастливого человека на улице. Однажды ночью, в канун рождества, к нему приходит дух старого компаньона, призывая его измениться. Для более сильных аргументов Скруджа посещают три рождественских духа: прошлого, настоящего и будущего, которые поочередно переносят его в соответствующее время. К концу истории Скрудж меняется и из мрачного скряги превращается в городского благотворителя.

За 170 лет со дня выхода книги было сделано множество изданий с иллюстрациями разных художников, на любой вкус. Что касается перевода на русский язык, то уже давно стал классическим перевод Озерской — плавный и гармоничный. Ниже топ-5 русскоязычных изданий «Рождественской песни» с красивыми иллюстрациями, доступных в сезон 2019-2020.

Рождественская песнь с иллюстрациями Патрика Джеймса Линча

Новинка сезона — издание с завораживающими иллюстрациями Линча от издательства Качели. Иллюстрации Джеймса Патрика Линча напоминают работы европейских художников второй половины XIX века. Их можно смело ставить в ряд с рисунками Рэхема или Диксона — настолько они нехарактерны для современной школы иллюстрации. Однако Линч — наш современник, родился в 1962 году, в Белфасте (Ирландия), а книжной иллюстрацией занялся уже в восьмидесятых. Первой книгой художника стала «Сумка лунного сияния» Алана Гарнера, сборник народных английских и валлийских сказок. Можно сказать, что первый опыт определил предпочтения Линча: легенды, сказки, притчи занимают самое заметное место в его портфолио. А еще, конечно же, классика.

Рождественская песнь с иллюстрациями Торбена Кульманна

Торбен Кульманн — современный немецкий художник, известный своими книжками-картинками «Линдберг. Невероятные приключения летающего мышонка», «Армстронг. Невероятное путешествие мышонка на Луну» и «Эдисон. Тайна пропавшего сокровища». Для книги Диккенса он нарисовал приятные воздушные иллюстрации. Книга отлично подходит для семейного чтения и обсуждения с детьми важных тем.

Рождественская песнь с иллюстрациями Марии Спеховой

Мария Спехова — московская художница, работает с несколькими детскими издательствами, принимает участие в книжных выставках Московского Союза художников. Мария создает забавные и трогательные иллюстрации, похожие на старый мультик. Оригинальные иллюстрации приглашают читателей приобщиться к рождественскому таинству и заглянуть в эпоху викторианской Англии.

Рождественская песнь с иллюстрациями Максима Митрофанова

Максим Митрофанов — московский художник, член Московского Союза художников и участник многих международных выставок. Его Скрудж выглядит с самого начала более добрым, чем у Диккенса. В своих иллюстрациях Максим постарался не упустить ни одного персонажа, ни одну важную деталь этой волшебной рождественской истории. 43 полностраничные иллюстрации и несколько небольших — практически на каждой странице есть картинки. Качество печати, прорисовка деталей, размер шрифта — все сделано на отличном уровне.

Рождественская песнь с иллюстрациями Анастасии Архиповой

Классической рождественской истории Чарльза Диккенса очень идут столь же классические, выполненные в лучших традициях книжной иллюстрации. Рисунки Анастасии Архиповой очень атмосферные, воздушные, легкие, прозрачные — все это очень хорошо перекликается с текстом, где царствуют духи и призраки. Волшебная викторианская Англия. Англия Чарльза Диккенса.

Какое бы издание вы ни выбрали (или прочитали в электронном варианте или посмотрели одну из многочисленных экранизаций), история Чарльза Диккенса про рожествеские чудеса потрясающая! В 21 веке она остается по-прежнему актуальной и интересной для читалей всех возрастов.

Адвент-календари 2020: наклейки, фигурки и магниты

Традиционные рождественские календари начинаются 1 декабря и отсчитывают время до Католического Рождества. Обычно они сделаны в виде домиков или открыток с окошками, внутри могут быть шоколадные конфеты, наклейки, подарки, пожелания, творческие задания. Адвент-календари бывают и в виде мешочков, пакетиков, сумочек или свертков, развешанных на ленте. В последние годы в России тоже стали появляться своеобразные адвент-календари, отсчитывающие время до Нового года. Рассказываю, какие варианты календарей можно приобрести к Новому 2020 году.

«Новый год вот-вот…» от Катерины Горелик

Адвент-календарь «Новый год вот-вот…» вышел в издательстве МИФ в конце прошлого года. Но его отлично можно использовать и в этом, к тому же сейчас на него действуют скидки. Конкретных дат в календаре нет, он начинается за 14 дней до Нового года и состоит из большого плаката с окошками, на который ребенку предстоит наклеить наклейки. Также к нему прилагаются карточки с творческими заданиями. Красивые иллюстрации Катерины Горелик понравятся малышам 3-4 лет.

«Как Мышонок елку наряжал» от Аси Ванякиной

Еще один календарь ожидания Нового года от МИФа тоже вышел в 2018 году и будет интересен детям 3-6 лет. Кроме большого плаката и наклеек к нему прилагаются карточки с рассказами героя-мышки про старинные игрушки. Каждый день ребенок читает (или слушает) историю на карточке, к кому сегодня должен прийти мышонок, и наклеивает изображение героя в нужную комнату на плакате.

Календарь ожидания Нового года от Ольги Фадеевой

Этот календарь без плаката и без наклеек, зато с веселыми играми и на весь декабрь. На каждый день в нем приготовлены увлекательные задания. Поломать голову над сказочными лабиринтами и кроссвордами, распутать новогодние гирлянды, разгадать детектив с потерянными варежками и даже приготовить имбирное печенье ребятам помогут герои замечательной художницы Ольги Фадеевой.

Адвент-календарь: Новогодний городок

Если вам хочется больше интерактива, обратите внимание на Новогодний городок от Лабиринта. Каждый день декабря, с 1 по 31, нужно собирать объемные домики, мостик, ёлку, расставлять конькобежцев на заледеневшем пруду, а детей, играющих в снежки, – вокруг снежной крепости. Клейте модели, собирайте фигурки — и к 31 декабря будет готов празднично украшенный макет города. И, кстати, в каждый домик можно положить какую-нибудь вкусняшку.

tvorchestvo - Адвент-календари 2020: наклейки, фигурки и магниты - рождество и новый год

Поскорей бы Новый год! Адвент-календарь с магнитами

Для тех, у кого на дворе уже середина декабря и кто только что вспомнил про приближающийся Новый год, в Эксмо вышел короткий календарь, ведущий отсчет с 23 декабря. Под окошками спрятаны симпатичные новогодние магниты. Помещайте их на холодильник или на магнитную доску, создавая праздничное настроение. А еще их можно раздать знакомым на Новый год в качестве символического подарка. Два варианта адвента-каледаря абсолютно идентичны, кроме внешнего вида.

Скрудж: самые популярные экранизации повести Диккенса

Повесть Диккенса «Рождественская песнь в прозе: святочный рассказ с привидениями» вышла в свет в 1843 году и является одним из самых популярных произведений о Рождестве. Персонаж Скрудж, старый мрачный скряга, которого в канун Рождества навестили Духи прошлого, настоящего и будущего, превратился в один из символов праздника. По мотивам повести снимают фильмы, ее часто ставят на театральной сцене, существуют сотни радиопостановок. Диснеевский персонаж Скрудж МакДак назван по имени главного героя.

kino - Скрудж: самые популярные экранизации повести Диккенса - экранизация, рождество и новый год, викторианская эпоха

На данный момент существует приблизительно 70 экранизаций «Рождественской песни»! Это и немое кино, и коротметражки, и мультфильмы, и комедии, и специальные выпуски сериалов.

Самая первая экранизация рождественской истории Диккенса состоялась в 1901 году и была сделана в жанре короткометражного немого кино. Фильм длился всего 5 минут (до наших дней дошел лишь 3-х минутный отрывок) и впечатлил многих зрителей необычными спецэффектами для того времени, в том числе и короля Эдуарда VII. Всего по произведению было создано 8 немых фильмов. Первая звуковая киноадаптация появилась в 1935 году, Скруджа сыграл Сеймур Хикс, много лет исполнявший эту роль на театральной сцене.

В 1951 году вышел в свет британский фильм «Скрудж», считающийся и в настоящее время лучшей экранизацией «Рождественской песни». Шотландский актер Аластер Сим, сыгравший главную роль, прославился после этого фильма (20 лет спустя он озвучил Скруджа в анимационной версии). В отличие от повести Диккенса, в этой версии показана более подробная биография жизни Скруджа, его восхождение к славе, отношения с сестрой, а также добавлен новый персонаж — жестокий и расчетливый наставник, ставший виновником нынешнего характера главного героя. Фильм раскрашен и озвучен на русском языке.

Режиссер Рональд Ним и композитор Лесли Брикасс в 1970 году превратили классическую рождественскую новеллу в забавный и трогательный мюзикл. Фильм наполнен веселыми музыкальными номерами и танцами. Главные роли исполнили известные британские актеры – Альберт Финни (Скрудж) и Алек Гиннесс (Марли). В 1971году появился первый мультфильм по мотивам «Рождественской песни». Он был удостоен «Оскара» в номинации «Лучший анимационный фильм». В 1988 году Билл Мюррей сыграл безжалостного и хладнокровного телемагната Фрэнка Кросса в фильме «Новая рождественская сказка» (оригинальное название — «Скруджанутый»), являющейся сатирической версией повести Диккенса.

kino - Скрудж: самые популярные экранизации повести Диккенса - экранизация, рождество и новый год, викторианская эпоха

После многочисленных экранизаций поучительная история Диккенса превратилась в милый и трогательный сюжет, который уже никого не пугает и не особо вдохновляет, а служит лишь развлекательным кино в период рождественских праздников. Роберт Земекис решил исправить ситуацию и снял в 2009 году действительно страшный анимационный фильм «Рождественская история». Трёхмерное изображение создавалось с использованием технологии захвата движения, когда на анимированных персонажей переносятся движения и мимика реальных актеров. Скруджа во всех трех временах и Духов Рождества изображает Джим Керри со своей великолепной мимикой, которого невозможно не узнать, а призрака Марли – Гэри Олдмен.

Роберт Земекис превратил классическую старомодную «Рождественскую историю» Чарльза Диккенса в настоящий хоррор. Его Скрудж в начале фильма отвратителен и жалок, в финале – подлинно трогателен, Духи Рождества по-настоящему страшны в своем величии. Точно следуя словам Чарльза Диккенса, Земекис по-своему преподнес историю, заставляя всерьез задуматься над смыслом этой прекрасной истории.

Есть еще множество фильмов, не являющихся непосредственной экранизацией повести, но использующие ее идею. Духи прошлого, настоящего и будущего появляются в «Призраках бывших подружек» (2009, Мэттью Макконахи и Дженнифер Гарнер в главных ролях), «Призрачной красоте» (2016, Уилл Смит), мультфильме «Все псы празднуют Рождество» (1998). Многие сериалы и мультсериалы делали специальную рождественскую серию по этому сюжету — «Доктор Кто», «Охотники за привидениями», «101 далматинец» и др.

У каждой из киноверсий есть свои достоинства и поклонники, но как бы хорошо и как бы много не экранизировали Диккенса, чтение «Рождественской песни в прозе» доставляет особенное, ни с чем не сравнимое удовольствие.

Рождественский теплый роман от Фэнни Флэгг

Теплый и душевный рождественский роман от Фэнни Флэгг «Рождество и красный кардинал». Красный кардинал — маленькая птичка, волею судьбы оказавшаяся со сломанным крылом и невозможностью летать. Хозяин торговой лавки, в местечке под названием Затерянный ручей, приютил ее у себя, назвал Джеком и научил небольшим трюкам. Джек оказался уникальным существом, очаровывая посетителей лавки и, следуя теории о взмахе крыла бабочки, меняя их судьбы.

На другом конце Америки, в холодном сыром Чикаго, мужчину по имени Освальд врач предупреждает о плохом состоянии легких и необходимости поменять климат на южный, иначе ему грозит смерть. Среди старых записей находится рекламная брошюра, зовущая в «крошечный чудо-поселок Затерянный Ручей, где само время, кажется, замедляет свой бег». Местечко это расположилось в самой южной части Алабамы, воздух насыщен озоном, хлором и прочими животворными компонентами, а зимой здесь всегда яркое солнце и голубое небо. Решение принято, чемоданы собраны, ничто не держит Освальда в родном городе.

knizhnye-obzory - Рождественский теплый роман от Фэнни Флэгг - рождество и новый год

Его приезд вызвал ажиотаж у местных дам, которые не против романтических отношений с одиноким холостяком. Солнце, река и птицы пробуждают в Освальде творческое начало. Местный клуб «Крупные горошинки» готовится к Рождеству, тайком наряжая огромный кедр. Маленькая девочка-хромоножка с течением времени оказывается на попечении жителей городка. Птичка Джек показывает трюки с семечками на радость публике. А на другом берегу реки живут креолы, отношения с которыми строятся по схеме шекспировских Монтекки и Капулетти.

Жизнерадостный, оптимистичный и радостный роман для зимнего времени года. Здесь есть только свет, добро, поддержка и любовь, немного юмора, прекрасный слог Фэнни Флэгг и непревзойденная атмосфера маленького городка, сошедшего со сказочных открыток Томаса Кинкейда. Всем героям истории за 50, но это не мешает счастливому окончанию со множество свадеб. Кто приезжает погостить в Затерянный Ручей, остается тут навсегда.

Британская версия происхождения Деда Мороза от Мэтта Хейга

Рождественско-новогодних книг не так много, как казалось бы. Даже детских. Вот фильмов действительно множество — и про Санта-Клаусов, и про любовь в рождественскую ночь, и про смешные приключения в новогоднюю, а книг на эту тему совсем мало. Хороших книг, разумеется. В последнее время стали издавать красивые подарочные нон-фикшн книги про новогодние традиции (хорошо получилось у Лабиринт-Пресс — «Ёлка. Новейшее издание для подарка в стихах и прозе») и есть интересные детские (например, «Механический Дед Мороз» и «Рождество в домике Петсона» Свена Нурдквиста). Есть Диккенс, Щелкунчик, Снежная Королева, есть небольшие рассказы от классиков, но хочется чего-то нового, атмосферного и радостного.

У Мэтта Хейга тоже были такие мысли, и он написал британскую версию происхождения Отца Рождества (Санта-Клаус — это в Америке). В книге «Мальчик по имени Рождество» Хейг рассказывает о мальчике Николасе, жившим в северных краях со своим отцом. И однажды, когда отец отправился в далекую экспедицию по поиску эльфов (с недобросовестными намерениями), а его буквально вытолкала из дома родная тетя, Николас пошел на север. Попытки найти отца, эльфов, волшебство или просто дом привели к тому, что он стал Отцом Рождеством — тем, кто всегда верит в лучшее, кто дарит подарки детям, кто ездит в летающих санях, запряженных оленями, кто спускается по дымоходу и кто кладет подарки в рождественские чулки. Метт Хэйг настолько красиво и логично все рассказывает, что его версия происхождения английского Деда Мороза кажется правдой.

detskie-knigi - Британская версия происхождения Деда Мороза от Мэтта Хейга - рождество и новый год

Вместе с иллюстрациями Криса Моулда получился идеальный коктейль из ужастика, волшебной сказки, истории про надежду, драмы и рождественской атмосферы.

«– Папа, а эльфы настоящие? – спросил Николас.
– Да. Правда, я их никогда не видел, – искренне ответил Джоэл, – но верю, что они есть. А иногда верить ничуть не хуже, чем знать.»

detskie-knigi - Британская версия происхождения Деда Мороза от Мэтта Хейга - рождество и новый год

Создавать праздник Рождества оказалось не так легко, ведь он зависит исключительно от веры людей в светлое и доброе. Про надежду, несмотря на все трудности, Мэтт Хейг рассказывает в «Девочке, спасшей Рождество». Девочка Амелия поверила в Николаса в самый первый раз празднования, благодаря чему он смог летать, останавливать время и успевать раздать подарки всем детям. Но на следующее Рождество она осталась сиротой, ее забрали в работный дом и, казалось, вера в чудеса потеряна. У Отца Рождества опускаются руки, без веры ничего не работает, на эльфийское поселение нападают тролли, а олени не могут летать. И только Амелия может помочь, если сначала помогут ей. Вторая книжка получилась настолько в стиле Диккенса, что писатель лично появляется на страницах. Возможно, идея «Рождественской песни» произошла после одного разговора с Отцом Рождество…

Три рассказа про подростков в заснеженном городе

Джона Грина любят и ненавидят одновременно за его точное понимание душевного мира подростков. Он пишет про такие темы, которые взрослым разумным людям могут показаться пустяковыми, но в подростковом возрасте все воспринимается по-другому. Первая любовь — единственная, совершенную ошибку нельзя исправить, дружба навсегда, мир странный, я не такой. Помимо знаменитого романа «Виноваты звезды» (и одноименного фильма) он написал еще несколько, не столь трагичных, историй про подростковые миры.

Для создания рождественского сборника «Пусть идет снег» Джон Грин объединился с двумя молодыми писательницами. Получилось три истории, действие которых происходит в период рождественских праздников в небольшом городе Грейстауне, занесенному со всех сторон снегом. Герои рассказов — подростки, которые веселятся, переживают, дружат, любят и противостоят погодным условиям.

Морин Джонсон рассказывает о 16-летней девушки Джубили (дословный перевод — Юбилей), которая по необходимости, в самый канун рождества, едет в поезде к бабушке с дедушкой. Но поезд застревает в снегу около маленького городка и ей не остается других вариантов, кроме как довериться местному парню — необходимость в тепле, еде и сне никто не отменял.

Джон Грин пишет о группе друзей, решивших поехать в другой конец города на вечеринку. На дорогах — снежные завалы и этот небольшой путь превращается в настоящее приключение. Любовная линия — про девушку и парня, друживших с детства, которые, наконец, поняли, что их чувства друг к другу больше чем дружба.

Лорен Миракл рассказывает про девушку Адди, переживающую расставание с бойфрендом и старающуюся вернуть их отношения. Тут вспомнится и застрявший поезд, и потерянный в первой части телефон, и пара из второго рассказа, и даже сюжет фильма «Эта замечательная жизнь». В конце все герои встретятся вместе и наступит рождественский хэппи-энд.

Как ни странно, самый слабый рассказ получился у Джона Грина. Он как бы заполняет пустоту между интересным началом Морин Джонсон и насыщенным окончанием Лорен Миракл. В целом получился хороший сборник, интересный в первую очередь подростковому поколению. Есть смешные моменты, есть рождественское настроение, есть немного сказочности и любви. Сборник, который хорошо читать именно в это время года.

Рождественские истории для детей от Холли Вебб

Английская писательница Холли Вебб пишет трогательные и милые истории о детях и животных. Ее рассказы интересные, легкие для чтения и увлекают детей 5-9 лет. От совсем простеньких рассказов о котятах и щенятах писательница перешла на мир дикой природы, детские детективы и магические истории. В рождественских книгах она пишет о волшебных снах и знакомстве с необычным животным миром. Сюжеты почти идентичны — девочка слушает интересную историю, мечтает увидеть все собственными глазами, засыпает и… оказывается в этом мире, где знакомится с интересными персонажами, помогает животным и преодолевает свои страхи. Всего на русском есть 5 книг рождественской серии, рекомендуется давать детям, которые только начинают читать самостоятельно. Имеют волшебный эффект — после них ребенку хочется читать еще и еще.

«Девочка с портрета» — про старинный дом, дневник прапрапрадеда, мальчика из прошлого и маленького волчонка, которого надо отвести к маме. Главной героине придется преодолеть свой страх перед волками и совершить волшебное чудо.

«Покатай меня, медведица!» — про Арктику, эскимосов, строительство иглу и белых медведей. Девочка Сара знакомится с медвежонком, который потерял свою маму.

«Волшебная фигурка» — Лотта слушает историю про свою прабабушку, которая ездила в санях, запряженных оленем, пасла оленье стадо, отгоняла от него волков и даже сама шила себе одежду. Девочка желает хоть одним глазком взглянуть на эту волшебную жизнь и попадает в нее.

«Девочка из лунного света» — про снежных барсов, являющихся духами горы, про помощь животным и про дикую природу. Новая знакомая Одвал пытается уберечь от охотников семью снежных барсов — маму и двух котят, а главная героиня ей в этом помогает.

«Снежный кот» — история про домашнего котенка, убежавшего из дома, про путешествие в прошлый век и знакомство с традициями 19 века.

knizhnye-obzory - Чарльз Диккенс. Рождественская песнь в прозе: топ-5 русских изданий - рождество и новый год, викторианская эпоха

«Теперь он не сидел, а стоял на четырёх лапах, но всё равно был невысоким – по колено Саре. Может быть, чуточку выше. Он растерянно смотрел на неё круглыми чёрными глазками – уже не зелёными морскими стекляшками. Его глаза изменились, но это был он, её медвежонок. Сара сразу его узнала. Он был живым – пушистым и мягким. Саре очень хотелось его погладить, он был так похож на её плюшевых белых медведей. Но она побоялась его трогать. Всё-таки он теперь настоящий дикий медведь, пусть и совсем маленький. Сара тряхнула головой, не понимая, как такое возможно. А потом улыбнулась. Конечно! Она так любила дедушкины истории, так мечтала побывать в Арктике, чтобы увидеть всё это своими глазами. И её мечта сбылась! Медвежонок удивленно смотрел на Сару, словно не понимал, что это за странный двуногий зверь. Девочка подумала, что он, наверное, никогда раньше не видел людей. Она встревоженно огляделась по сторонам. Медвежонок был маленьким – Сара не знала, сколько ему может быть месяцев, но вряд ли больше трёх. Такой кроха не должен бродить по заснеженной тундре совсем один. Его мама наверняка где-то рядом. Огромная белая медведица!»

В 2018 году вышла новая рождественская история от Холли Вебб «Пес по имени Шторм». В этой книге девочка Тилли засыпает и оказывается на месте своей прабабушки, почти сто лет назад. Она вместе с преданным псом должна пройти через снежный буран, чтобы найти врача. Как обычно, все хорошо заканчивается и начинается Рождество.

Эта замечательная жизнь

Самое время обратить взгляд на жизнерадостную и веселую литературу, способную противостоять пасмурной атмосфере ноября, тем более что до Нового года не так уж далеко, а новогодние и рождественские истории — одни из самых радостных в книжном мире. Объявляю начало сезона зимних сказок, чудесных романов и волшебных повествований. Первая история — про известный американский фильм 1946 года «Эта замечательная жизнь», снятый на основе рассказа «Волшебный подарок».

kino - Эта замечательная жизнь - экранизация, рождество и новый год

Филип Ван Дорен Стерн напечатал двести копий своего рассказа «Величайший подарок» и в 1943 году использовал их в качестве рождественских открыток. Рассказ попал в руки режиссера Фрэнка Капры и совершенно его очаровал. Впоследствии он сказал, что «искал такой сюжет всю свою жизнь», и снятый на основе его фильм он всегда называл самым любимым. «Эта прекрасная жизнь» с Джеймсом Стюартом и Донной Рид в главных ролях вышел в 1946 году и по настоящий день является традиционно показываемым в рождественский сочельник по американскому телевидению (как наша Ирония судьбы). Изначально чёрно-белый фильм в 1986 году сделали цветным.

kino - Эта замечательная жизнь - экранизация, рождество и новый год

История предельно простая. Маленький провинциальный городок с его тихой жизнью и вечным однообразием давит на главного героя, который в канун рождества решает спрыгнуть с моста и покончить с такой скучной жизнью.

«Я застрял здесь, в этой сточной канаве жизни, делая одну и ту же тупую работу день за днем. У других людей жизнь полна впечатлений, а я — я просто провинциальный банковский служащий, которого даже не взяли в армию! Я никогда не делал ничего действительно полезного или интересного, и похоже, уже никогда не сделаю. С таким же успехом я мог быть мертвецом. Да даже лучше, если бы я был мертв! Иногда мне хочется жить, но в самом деле лучше бы я никогда не появлялся на свет!»

Но в ситуацию вмешивается ангел-хранитель и показывает Джорджу, какой была бы жизнь городка, если бы он и в самом деле никогда не появлялся на свет. Конечно, это все отрезвляет героя, и тот сразу передумывает умирать.

«Тебе был дан величайший дар из всех возможных — дар жизни, право быть частью этого мира и принимать в нем участие.»

kino - Эта замечательная жизнь - экранизация, рождество и новый год

С одной стороны, простенький сюжет, с другой — очень реальный, жизненный и понятный каждому человеку. В фильме 1946 года нет нынешнего голливудского преклонения перед спецэффектами, там актеры играют, герои реально переживают, нет плохих и хороших людей, каждая сцена на своем месте. И по нынешним временам фильм нисколько не устарел, ведь речь идёт о ценности жизни, человеческом общении и об умении видеть хорошее в любых обстоятельствах. Рассказ совсем небольшой и только намечает сюжетные линии. Для фильма придумали историю жизни Джорджа, его желания и несбывшиеся мечты, историю любви, персонажа-злодея и даже характер ангела-хранителя.

kino - Эта замечательная жизнь - экранизация, рождество и новый год

Рассказ на 10 минут чтения.

Филип Ван Дорен Стерн. Величайший подарок

Городок, вытянувшийся по холму, сверкал цветными рождественскими огнями. Но Джордж Пратт их не видел. Перегнувшись через металлические перила моста, он угрюмо уставился на черную воду. Течение кружило и клубилось, как жидкое стекло, и время от времени льдинка, оторванная от берега, проскальзывала вниз, чтобы ее тут же поглотила тень под мостом.

Вода выглядела парализующе холодной. Джордж размышлял, как долго сможет прожить в ней человек. Загадочное черное стекло воды очаровывало. Он перегнулся еще дальше через перила…

— На твоем месте я бы этого не делал, — тихо произнес кто-то рядом.

Джордж раздраженно обернулся к невысокому человечку, которого никогда раньше не видел. Незнакомец был толст, уже далеко не молод, его круглые щеки розовели в зимнем воздухе, будто он недавно побрился.

— Не делал чего? — угрюмо спросил Джордж.

— То, что ты задумал.

— Откуда вам знать, что я задумал?

— Ну, много знать — это наша работа, — не смутившись, ответил незнакомец.

Джордж задумался, кем же мог работать человек, принадлежащий к самому обычному типу маленьких людей, которых и не заметишь в толпе. Если только вы случайно не встретитесь с его ярко-голубыми глазами. Такой добрый и искренний взгляд вы уже не сможете забыть. Ничто больше в нем не привлекало внимания. Он был одет в побитую молью меховую шапку и поношенное пальто, туго натянутое на большом животе. В руках мужчина держал небольшой черный саквояж. На докторский не похож — великоват, да и форму не держит. Комплект образцов торгового агента, решил Джордж с отвращением. Вероятно, парень из тех торговцев, которые шляются вокруг и суют свой маленький острый нос в чужие дела.

— Похоже, будет снег, не так ли? — сказал незнакомец, оценивающе взглянув на пасмурное небо. — Будет хорошее белое Рождество. В наши дни это большая редкость, как и многое другое, — он повернулся к Джорджу. — Теперь у тебя все в порядке?

— Я… конечно, все в порядке. С чего вы взяли, что со мной что-то не так? Я… — Джордж замолчал перед тихим пристальным взглядом незнакомца.

Коротышка покачал головой.

— Знаешь, ты не должен думать о таком и в канун Рождества, и в остальное время. Подумай лучше о Мэри… и о матери…

Джордж открыл рот, чтобы спросить, как этот парень мог узнать имя его жены, но тот опередил вопрос.

— Не спрашивай меня, откуда я это знаю. Знать все — моя работа. Вот почему я пришел по этой дороге сегодня вечером. Хорошо, что я успел, — он посмотрел вниз, на черную воду, и вздрогнул.

— Ну, если вы так много обо мне знаете, — сказал Джордж, — назовите мне хотя бы одну причину, почему я должен жить.

Коротышка издал странный смешок.

— Ну, ну, не может быть все так плохо! У тебя есть работа в банке. И Мэри, и малыши. Ты здоровый, молодой и…

— Да меня тошнит от этого! — воскликнул Джордж. — Я застрял здесь, в этой сточной канаве жизни, делая одну и ту же тупую работу день за днем. У других людей жизнь полна впечатлений, а я — я просто провинциальный банковский служащий, которого даже не взяли в армию! Я никогда не делал ничего действительно полезного или интересного, и похоже, уже никогда не сделаю. С таким же успехом я мог быть мертвецом. Да даже лучше, если бы я был мертв! Иногда мне хочется жить, но в самом деле лучше бы я никогда не появлялся на свет!

Коротышка стоял, глядя на него в сгустившихся сумерках.

— Что это ты сказал сейчас? — мягко переспросил он.

— Я сказал, что хочу никогда не рождаться, — твердо повторил Джордж. — Я действительно этого хочу.

Розовые щеки незнакомца пылали от возбуждения.

— Боже мой, это замечательно! Ты сам нашел выход! Я боялся, что с тобой будут неприятности. Но ты сам все решил. Ты хотел бы никогда не рождаться. Отлично! Считай, тебя нет!

— Что вы имеете в виду? — зарычал Джордж.

— Ты не рождался. Только это. Ты не рождался. Здесь тебя никто не знает. У тебя нет обязанностей — нет работы, нет жены, нет детей. Да что я, у тебя и матери нет. Конечно, откуда бы. Все твои беды позади. Рад сказать, что твое желание было официально удовлетворено.

— Чушь! — фыркнул Джордж и отвернулся.

Незнакомец побежал за ним и схватил за руку.

— Тебе лучше взять это с собой, — сказал он, протягивая портфель. — Это откроет много дверей, которые могут захлопнуться перед тобой.

— Какие же это двери? — усмехнулся Джордж. — Я знаю всех в этом городке. Кроме того, я не хочу видеть людей, способных хлопнуть дверью перед моим носом.

— Да, я знаю, — терпеливо ответил коротышка. — Но все равно возьми его. Это не принесет никакого вреда, зато сможет помочь, — он открыл портфель и показал несколько щеток. — Ты будешь удивлен, узнав, до чего полезны могут быть эти щетки для первого знакомства, особенно, если они бесплатны. Вот смотри, — он вытащил простую маленькую щетку. — Я покажу тебе, как это использовать.

Он сунул портфель в руки упирающемуся Джорджу и начал:

— Когда хозяйка подойдет к двери, протяни ей щетку и начинай быстро говорить. Скажи: «Добрый вечер, мадам. Я из „World Cleaning Company“, и я хочу подарить вам эту красивую и полезную щетку абсолютно бесплатно, без обязательства покупать что-либо». После этого, конечно, дело пойдет легче. Теперь сам попробуй, — он сунул щетку в руку Джорджа.

Джордж швырнул щетку в портфель, неловко нащупал замок и, наконец, закрыл его с сердитым щелчком.

— Вот, — сказал он, и замер, потому что рядом никого не было видно.

Коротышка, должно быть, скрылся в кустах, растущих вдоль берега, подумал Джордж. Он, конечно, не собирался играть с ним в кошки-мышки. Почти стемнело, и с каждой минутой становилось холоднее. Джордж вздрогнул и поднял воротник пальто.

На улицах горели фонари, в окнах мягким светом сияли рождественские свечи. Городок выглядел удивительно веселым. В конце концов, почувствовать, что ты дома, можно только в том уголке земли, где ты вырос. Джордж ощутил внезапный прилив нежности даже к раздражительному старому Хэнку Биддлу, мимо дома которого он проходил. Он вспомнил их ссору, когда его автомобиль ободрал кусок коры большого клена, росшего рядом с домом Хэнка. Джордж посмотрел на голые ветви дерева, широко раскинувшиеся над ним в темноте. Дерево, должно быть, растет тут со времен индейцев. Он почувствовал внезапный приступ вины за причиненный им ущерб. Он никогда не останавливался, чтобы осмотреть рану, потому что обычно боялся попасться Хэнку, пока рассматривает дерево. Сейчас он смело сошел с тротуара, чтобы исследовать огромный ствол.

Хэнк, должно быть, залечил шрам или закрасил его, поскольку на стволе не осталось никаких следов. Джордж зажег спичку и наклонился, чтобы рассмотреть поближе. Выпрямился он со странным ощущением дурноты в животе. Никакого шрама не было. Кора выглядела гладкой и неповрежденной.

Он вспомнил, что говорил коротышка там, на мосту. Конечно, это все ерунда, но исчезнувший шрам все-таки встревожил его.

Возле банка он заметил — что-то не так. Здание было темным, хотя он точно знал, что оставил гореть свет в хранилище. И кто-то оставил открытыми жалюзи на окнах. Он подбежал к главному входу в банк. Над дверью висела старая потертая вывеска, Джордж легко смог разобрать слова:

Для аренды или продажи

Обращаться к Джеймсу Силве

Недвижимость

Наверное, это какая-то мальчишечья шалость, мелькнула паническая мысль. Потом он заметил кучу листьев и старых рваных газет у обычно безупречно чистых дверей банка. Окна выглядели так, будто их несколько лет не мыли. Напротив здания, в конторе Джима Силвы, все еще горел свет. Джордж кинулся к нему и распахнул дверь.

Джим с удивлением поднял глаза от бухгалтерской книги.

— Что я могу сделать для вас, молодой человек? — спросил он вежливым тоном, предназначенным для потенциальных клиентов.

— Банк, — сказал Джордж, задыхаясь. — Что с ним?

— Старое здание банка? — Джим Силва повернулся и выглянул в окно. — Кажется, с ним все в порядке. Вы, видимо, хотите арендовать или купить его?

— Вы хотите сказать, что он обанкротился?

— Добрых десять лет как. Погорел. Вы недавно в этих краях, не так ли?

Джордж привалился к стене.

— Я был здесь совсем недавно, — сказал он слабо. — У банка было все в порядке. Я даже знал нескольких людей, которые там работали.

— А парня по имени Марти Дженкинс вы тоже знали?

— Марти Дженкинс! Ведь он… — Джордж хотел сказать, что Марти никогда не работал в банке — окончив школу, они оба устраивались на работу в банк, но только Джордж получил ее. Но сейчас, конечно, все было не так. Ему надо быть более осмотрительным. — Нет, я не знал его, — сказал он медленно. — То есть, не совсем. Я о нем слышал.

— Тогда, возможно, вы слышали, что он сбежал с пятьюдесятью тысячами долларов. Вот почему банк разорился. Практически разрушил здесь все, — Силва строго на него посмотрел. — Я подумал, что вы можете знать, где он. Я сам очень много потерял при этом банкротстве. Как бы мы хотели, чтобы Марти Дженкинс оказался у нас в руках!

— Разве у него нет брата? Мне кажется, у него есть брат Артур.

— Арт? Да, конечно. Но с ним все в порядке. Он же не знает, куда сбежал его брат. Это происшествие страшно ударило по нему. Пить начал. Для его жены все это ужасно тяжело. А ведь женился он на хорошей, красивой девушке.

Джордж вновь почувствовал тяжесть в животе.

— На ком он женился? — хрипло спросил он. В свое время и он, и Арт ухаживали за Мэри.

— На девушке по имени Мэри Тэтчер, — с готовностью ответил Силва. — Она живет на холме как раз с той стороны, где церковь… Эй! Куда же вы?

Но Джордж уже выскочил из конторы. Он пробежал мимо пустующего здания банка и повернул вверх по склону. На мгновение он решил было пойти прямо к Мэри. Дом рядом с церковью был свадебным подарком ее отца. Конечно, Арт Дженкинс тоже мог получить его, женившись на Мэри. Джордж задумался, есть ли у них дети. Потом он понял, что не сможет встретиться с Мэри лицом к лицу — во всяком случае, не сейчас. Он решил навестить своих родителей и узнать о ней побольше.

Из окон потрепанного ветрами домика в переулок лился теплый свет свечей, а на стеклянной панели входной двери висел рождественский венок. С громким щелчком Джордж поднял щеколду на калитке. Темный силуэт на крыльце вскочил и начал рычать, а затем с яростным лаем бросился вниз по лестнице.

— Брауни! — закричал Джордж. — Брауни, старый дурень, перестань! Ты что, не узнаешь меня?

Но пес угрожающе двинулся вперед и оттеснил его обратно за калитку. На крыльце зажегся свет и отец Джорджа вышел наружу, чтобы позвать собаку. Лай перешел в низкое, злобное рычание.

Отец держал пса за ошейник, и Джордж осторожно прошел мимо. Он понял, что отец не узнал его.

— Хозяйка дома? — спросил он.

Отец махнул рукой в сторону двери.

— Заходите, — сказал он радушно. — Я сейчас посажу на цепь эту собаку. Больно уж она не любит чужих.

Мать, которая ждала в коридоре, очевидно, тоже не узнала его. Джордж открыл портфель с образцами и схватил первую попавшуюся щетку.

— Добрый вечер, мэм, — вежливо сказал он. — Я из World Cleaning Company. Мы бесплатно раздаем образцы щеток. Я подумал, что вам она может понравиться. Это ни к чему не обязывает. Совершенно ни к чему, — его голос дрогнул.

Мать улыбнулась в ответ на его неловкость.

— Видимо, вы хотите что-то мне продать. На самом деле я не уверена, что мне нужны какие-то щетки.

— Нет, мэм. Я ничего не продаю, — заверил он ее. — Постоянный торговец появится здесь через несколько дней. Это просто… ну, всего лишь рождественский подарок от компании.

— Как мило, — сказала она. — Раньше ваши люди никогда не дарили таких хороших щеток.

— Это специальное предложение, — сказал он.

Отец вошел в зал и закрыл дверь.

— Быть может, зайдете и присядете на минутку? — предложила мать. — Вы, должно быть, уже много прошли и устали.

— Благодарю вас, мэм. Пожалуй, я соглашусь.

Он вошел в маленькую гостиную и поставил свой портфель на пол. Комната выглядела иначе, но он никак не мог понять, почему.

— Когда-то я довольно хорошо знал этот город, — сказал он, чтобы начать разговор. — Был знаком с некоторыми горожанами. Помнится, здесь жила девушка по имени Мэри Тэтчер. Слышал, она вышла замуж за Арта Дженкинса. Вы бы должны их знать.

— Конечно, — сказала его мать. — Мы отлично знаем Мэри.

— Наверное, у нее уже дети? — небрежно спросил Джордж.

— Двое — мальчик и девочка.

Джордж громко вздохнул.

— Да, вы, должно быть, устали, — сказала его мать. — Может быть, выпьете чашечку чая?

— Нет, мэм, не беспокойтесь, — сказал он. — Я скоро буду ужинать.

Он оглядел маленькую гостиную, пытаясь понять, почему она выглядит по-другому. Над камином висела фотография в рамке, на которой был запечатлен его младший брат Гарри в свой шестнадцатый день рождения. Он вспомнил, как они пошли в ателье Поттера, чтобы сфотографироваться вдвоем. Что-то странное было сейчас в фотографии. На ней был только Гарри.

— Это ваш сын? — спросил он.

Лицо его матери потемнело. Она кивнула, но ничего не сказала.

— Мне кажется, его я тоже знаю, — нерешительно сказал Джордж. — Его зовут Гарри, не так ли?

Мать отвернулась, заглушая клокочущее в горле рыдание. Муж неуклюже приобнял ее за плечи. Его голос, который всегда был мягким и нежным, внезапно стал суровым.

— Вы не могли с ним встречаться, — сказал он. — Он давно умер. Он утонул в тот день, когда был сделан снимок.

Джордж мысленно вернулся назад, в тот августовский полдень, когда они с Гарри ходили к Поттеру. На обратном пути они пошли купаться. Вспомнил, как Гарри скрутила судорога. Он вытащил брата из воды и совершенно забыл об этом. Но если предположить, что его там не было…

— Мне очень жаль, — сказал он печально. — Я думаю, мне лучше уйти. Надеюсь, вам понравится щетка. И желаю вам обоим счастливого Рождества.

И тут же понял, что снова оплошал, пожелав счастливого Рождества людям, которые в эту минуту думают об умершем сыне.

Брауни яростно дернулся на цепи, когда Джордж спустился с крыльца, и сопровождал его уход враждебным раскатистым рычанием.

Джорджу отчаянно захотелось увидеть Мэри. Он совершенно не был уверен, что сможет не признаться ей во всем, но все-таки должен был ее увидеть.

В церкви горел свет и хор завершал последние приготовления к рождественской вечерне. Орган репетировал «Holy Night» вечер за вечером, пока Джордж не возненавидел эту песню. Но сейчас музыка разрывала его сердце.

Спотыкаясь, он побрел вверх по тропинке к своему дому. Газон выглядел неопрятно, а цветочные кусты, которые он всегда тщательно подравнивал, были заброшены и не особенно разрослись. От Арта Дженкинса вряд ли можно было ожидать внимания к таким вещам.

Когда он постучал в дверь, наступило долгое молчание, прерванное возгласом ребенка. Потом Мэри открыла дверь.

При виде ее Джордж долго не мог произнести ни слова.

— Счастливого Рождества, мэм, — кое-как выговорил он наконец. Его руки дрожали, когда он попытался открыть портфель.

Когда Джордж, такой несчастный, вошел в гостиную, он не мог не заметить с тайной усмешкой тот самый, весьма недешевый синий диван, на котором они так часто спорили. Очевидно, Мэри прошла через то же самое и с Артом Дженкинсом, и в спорах с ним тоже побеждала.

Джордж открыл портфель. У одной из щеток была ярко-синяя ручка и разноцветная щетина. Возможно, эта щетка не была предназначена для подарка, но Джорджа это не волновало. Он протянул ее Мэри.

— Она как раз подойдет к вашему дивану.

— По-моему, это чудесная щетка, — воскликнула она. — Вы отдаете ее даром?

Он торжественно кивнул.

— Специальное ознакомительное предложение. Для нашей компании один из способов избежать снижения прибыли — поделиться ею со своими друзьями.

Она бережно прошлась щеткой по дивану, аккуратно разглаживая бархатистый ворс.

— Это хорошая щетка, спасибо. Я… — внезапно из кухни раздался крик, и в гостиную вбежали двое малышей. Маленькая румяная девочка, громко рыдая, бросилась в объятия матери, а мальчик лет семи подбежал к ней, щелкая игрушечным пистолетом у ее головы.

— Мамочка, она не умирает! — крикнул он. — Я выстрелил в нее сто раз, но она умирать не хочет!

Он очень похож на Арта Дженкинса, подумал Джордж. И ведет себя так же.

Вдруг мальчик повернулся к нему.

— Ты кто? — спросил он задиристо, наставил пистолет на Джорджа и спустил курок. — Ты мертв! — воскликнул он. — Ты мертв. Почему ты не падаешь и не умираешь?

Внезапно кто-то тяжело затоптался на крыльце. Джордж заметил, как мальчик испугался и попятился, а Мэри кинула опасливый взгляд на дверь.

В комнату вошел Арт Дженкинс. С минуту он стоял в дверях, опираясь на дверную ручку, чтобы не упасть. У него были остекленевшие глаза и очень красное лицо.

— Кто это? — спросил он хрипло.

— Он продавец щеток, — попыталась объяснить Мэри. — Подарил мне вот эту щетку.

— Продавец щеток! — фыркнул Арт. — Ну так скажи ему, чтобы убирался отсюда. Не нужны нам никакие щетки.

Арт громко икнул, шатаясь, пересек комнату и неловко упал на диван.

— И продавцы щеток нам тоже не нужны.

Джордж с отчаянием посмотрел на Мэри. Ее глаза умоляли его уйти. Арт закинул ноги на диван и лежал, бормоча что-то нехорошее о продавцах щеток. Джордж подошел к двери, сопровождаемый ребенком, который продолжал направлять на него пистолет и повторять:

— Ты мертв, мертв, мертв!

Похоже, мальчик прав, подумал Джордж, выйдя на крыльцо. Похоже, он мертв, или, может быть, все это страшный сон, который скоро закончится. Ему захотелось найти того коротышку, на мосту, и попытаться убедить его прекратить все это.

Он торопливо спустился с холма, а завидев реку, не вытерпел и бросился бежать. Джордж с облегчением увидел, что незнакомец все еще стоит на мосту.

— С меня хватит! — выдохнул он. — Прекратите это — ведь вы меня втравили в эту историю!

Незнакомец поднял брови.

— Я втравил тебя в это! Вот это мне нравится! Твое желание исполнилось. Ты получил все, что просил. Сейчас ты — самый свободный человек на свете. Все путы разорваны. Ты можешь идти, куда хочешь. Разве можно желать большего?

— Верните все обратно — взмолился Джордж. — Верните все обратно, пожалуйста. Не только из-за меня, но и ради всех остальных. Вы не представляете, какая неразбериха царит в городе. Вы не понимаете. Я должен вернуться. Я нужен здесь.

— Я-то все превосходно понимаю, — медленно ответил незнакомец. — Я просто хотел убедиться, что ты тоже способен это понять. Тебе был дан величайший дар из всех возможных — дар жизни, право быть частью этого мира и принимать в нем участие. Но ты от этого подарка отказался.

Пока незнакомец говорил, высоко на холме зазвонил колокол, призывая горожан к рождественской всенощной. Ему вторил колокол городской церкви.

— Я должен вернуться, — сказал Джордж с отчаянием. — Вы не можете вот так просто отсечь меня от этого мира. Да ведь это убийство!

— Скорее, самоубийство, а? — пробормотал незнакомец. — Ты ведь сам все решил. Однако, так как сейчас канун Рождества — хорошо, закрой глаза и прислушайся к колоколам, — его голос стал тише. — Прислушайся к колоколам…

Джордж сделал, как ему было сказано. Он почувствовал, как холодная, влажная снежинка прикоснулась к его щеке, а потом еще и еще. Когда он открыл глаза, вокруг быстро падал снег, так быстро, что все стало расплывчатым. Маленького незнакомца нигде не было видно, как и всего остального. Снег был такой густой, что Джорджу пришлось нащупывать перила моста.

Когда он направился в город, ему показалось, что рядом кто-то сказал: «Счастливого Рождества», но колокола заглушали все звуки, и он не был в этом уверен.

Когда он добрался до дома Хэнка Биддла, то сошел с тротуара, с тревогой вглядываясь в ствол большого клена. Шрам был там, слава Богу! Он бережно прикоснулся к дереву. Надо позаботиться об этой ране — попросить садовника или что-нибудь еще. Во всяком случае, он точно вернулся обратно. Он снова стал самим собой. Может быть, это был сон, или, возможно, плавно текущая черная вода загипнотизировала его. Он слышал, что такое иногда случается.

На углу Главной и Бридж-стрит он едва не столкнулся со спешащим человеком. Это был Джим Силва, агент по недвижимости.

— Привет, Джордж, — сказал Джим весело. — Ты что-то припозднился. Я думал, в канун Рождества ты хотел пораньше попасть домой.

Джордж глубоко вздохнул.

— Просто хотел посмотреть, что с банком все в порядке. Я должен убедиться, что в хранилище горит свет.

— Уверен, что горит. Я заметил это, когда проходил мимо.

— Давай посмотрим, а? — сказал Джордж, потянув Силву за рукав. Для полной уверенности ему необходим был свидетель. Он потащил удивленного агента по недвижимости ко входу в банк, где сквозь падающий снег блестел свет.

— Я же говорил тебе, — сказал Силва с легким раздражением.

— Я должен был убедиться, — пробормотал Джордж. — Спасибо, и счастливого Рождества!

Затем он молнией ринулся вверх по холму.

Он спешил домой, но не настолько, чтобы не заглянуть на минутку в дом родителей, где поборолся с Брауни, и веселый старый бульдог восторженно вертелся вокруг него. Он схватил испуганного брата за руку и неистово сжал ее, почти истерически желая ему счастливого Рождества. Затем он бросился через гостиную, чтобы рассмотреть ту самую фотографию. Он поцеловал мать, пошутил с отцом, и выскочил из дома спустя несколько секунд, спотыкаясь и скользя на только что выпавшем снегу, пока взбегал на холм.

В ярко освещенной церкви громко звучали хор и орган. Джордж распахнул дверь в дом и крикнул во весь голос:

— Мэри! Где ты? Мэри! Дети!

Жена, одетая для выхода в церковь, подошла к нему и жестом попросила его замолчать.

— Я только что уложила детей спать, — запротестовала она. — Они могут…

Но она не смогла договорить, он закрыл ей рот поцелуями, а потом потащил ее наверх, в детскую комнату, где, нарушая все принципы родительского поведения, как безумный, обнимал сына и дочь, совершенно их растормошив.

Когда Мэри заставила его спуститься вниз, он немного пришел в себя.

— О, Мэри, я думал, что потерял тебя!

— Что случилось, дорогой? — спросила она в замешательстве.

Он потянул ее на диван и снова поцеловал. И в тот момент, когда уже собрался было рассказать ей о странном сне, его пальцы нащупали что-то, лежащее на диване. И он утратил дар речи.

Ему даже не надо было доставать эту вещь, ибо он знал, что это такое. Знал, что у нее будет синяя ручка и разноцветная щетина.

Самая новогодняя книга про ёлку

Книга «Ёлка. Новейшее издание для подарка в стихах и прозе» вышла в издательстве Лабиринт в декабре 2016 года и сразу вошла в детский топ-лист. Интерактивное издание стало идеальном вариантом подарка для многих детей. Если вы ее пропустили, то обратите на нее внимание сейчас, перед очередным новым годом.

Сборник посвящен празднику елки в России конца XIX — начала XX века. Святочные рассказы и стихотворения популярных авторов, подлинные письма, отрывки из журнальных статей, воспоминания современников живо воссоздают атмосферу рубежа веков. Обширный историко-бытовой комментарий, подробные описания детских елочных затей и всевозможных поделок знакомят читателя с традициями празднования Нового года и Рождества.

Сто лет тому назад череда зимних праздников, самых щедрых на чудеса, была та же и не та, что нынче. В этой книге, как в луче волшебного фонаря, встает перед нами праздник ёлки со всеми его упоительными подробностями. Радостные секреты и новенькие матроски, заграничные картонажи и прехорошенькие бонбоньерки, новогодние хлопоты и семейные забавы прежних дней. Стоит перевернуть страницу — и вот они, ёлочные базары на площадях, скрип полозьев, треск хлопушек, шорох бумаги для золочения орехов, запах хвои и медовых пряников, желанные подарки. Та же знакомая тайна, и ворох прелестных пустяков, и ёлка в полном блеске святочного убранства — совсем как сто лет назад.

detskie-knigi - Самая новогодняя книга про ёлку - рождество и новый год

В книгу входят:

  • Письма детей конца XIX — начала XX века: чем интересовались, как веселились, как праздновали Рождество и Новый год.
  • Статьи, забавы и поделки из старинных детских журналов.
  • Старинные ёлочные игрушки из трех крупнейших русских коллекций.
detskie-knigi - Самая новогодняя книга про ёлку - рождество и новый год

А еще:

  • Альбом старинных силуэтов
  • Комические маски: Пьеретта и усач
  • Святочные гадания для зимних вечеров
  • Щелкунчик — балет и рождественская сказка в восьми картинах
  • Съедобный народец для праздничного стола
  • Снежные фигуры и домашний маскарад
  • Рождественский Дедка, Ёлкич, Дед Мороз
  • «В лесу родилась ёлочка» — история главной праздничной песенки
  • Игра «Механические экипажи» — Все необходимое для наиболее изящного украшения ёлки.
detskie-knigi - Самая новогодняя книга про ёлку - рождество и новый год

«Эта книга — как заветная картонка со старинными елочными игрушками, которую раз в году достают с самой дальней полки шкафа, — рассказывает редактор Алла Солопенко. — Открывают бережно. Любуются. Забывают о времени, потому что вот оно, само время — хрупкое, кружевное, неизменное. Страница за страницей мы открывали для себя ту неспешную, невыразимо уютную и наивную жизнь сто лет назад — в письмах и воспоминаниях, святочных рассказах и стихах. Это как никогда эпоха плюс книга, время, выраженное в сюжетах, картинках, особенных оборотах речи, в неповторимой мягкости фона, изысканных рамках и причудливых шрифтах. Прошлое было для нас таким трепетным, нежным, близким. Мы чувствовали тепло, когда из бумажного кружева, золотинок и добрых слов рождалась наша «Елка». Пусть и нашим читателям станет теплее от ее волшебства.»

detskie-knigi - Самая новогодняя книга про ёлку - рождество и новый год

В книге семь глав. Первая называется «Веселье без елки», в ней рассказывается о святочных традициях, о том, как проходили славления и кого обычно изображали ряженые, какими были гаданья и колядки. Следующая глава посвящена тому, откуда пришел в Россию обычай наряжать хвойное дерево к Рождеству, какую роль в его утверждении сыграла сказка Гофмана «Щелкунчик». Глава «Как украсить елку» наполнена идеями, как сделать елочные украшения своими руками, рассказами о елочных нарядах вековой давности. Чем занимались дети и взрослые из самых разных семей в рождественский сочельник, можно узнать в разделе «Праздник елки». Там же размещены программы елок в гимназиях, рассказ об одной елке 1914 года, устроенной в самом начале Первой мировой войны, а также подробности семейных праздников и меню рождественских застолий. О прообразе нынешнего щедрого Деда Мороза рассказано в части «Рождественский дедка», который продолжится историей о детских рождественских подарках. Завершается книга и вовсе невероятными вещами: каким было будущее сто лет назад? На что надеялись люди накануне нового 1912 года и какие подарки просили у Рождественского дедушки?

detskie-knigi - Самая новогодняя книга про ёлку - рождество и новый год

Оригинальные объемные конструкции, клапаны, интерактивные иллюстрации, картонные ёлочные игрушки, комические маски делают издание идеальным подарком на Новый год.