И про тебя там написано

Хочу прочитать
Хочу прочитать
Поделиться

Ты открываешь книгу. С неохотой, конечно. Начинаешь читать. Через силу, понятно — в школе заставили. Продираешься через пару страниц, зевая, и вдруг… Вдруг понимаешь: это всё — про тебя. Не просто «похоже на твою жизнь» или «напоминает твои мысли», нет! Это всё — буквально про тебя.

Такая книга попала в руки 14-летней Ким. В романе какой-то Леи Эриксон о Ким рассказано всё: как родители развелись; как отец нашел новую девушку, которая теперь ждет ребенка; даже про то, как в Ким влюбился в одноклассник. И вот тут-то самое ужасное: в финале одноклассник умирает! Она должна спасти Яспера — он хороший парень и не заслужил такой участи. Тут без помощи лучшей подруги, удивительной и всемогущей Петровны, не обойтись. Девчонки решаются на отчаянный шаг — найти коварную Лею, крадущую чужие жизни ради своих книжек, и заставить переписать финал.

Алина Бронски (родилась в 1978 году) — немецкая писательница русского происхождения, чьи тексты переводились на множество языков, включая английский. Пишет она по-немецки, а со своими детьми общается по-русски — и такая необычная «двойственность» сохраняется в ее прозе.

Подростковые романы Алины Бронски воспроизводят живой внутренний мир героев, все их сомнения, метания и противоречивые желания. Но при этом они тщательно сберегают детали социальные: «И про тебя там написано» — произведение современное, и никогда раньше оно написано быть не могло. А если кто-то подумает, что книга эта и про него тоже, — Ким и Петровна подскажут, что делать. (Шутка!)

Об авторах

        Рецензия: Библиогид

        Четырнадцатилетняя Ким Йозефина, оказавшись вместе с классом на встрече с писательницей, вдруг обнаруживает: «Все, что бубнила себе под нос Лея Эриксон, было обо мне. О моей семье. О моей жизни. О моих мыслях. Разве что имена не совпадали, ну и кое-какие мелкие детали. А в остальном – как есть я». Девочка ошеломлена тем, что незнакомая писательница как будто подсмотрела ее жизнь: развод родителей, депрессию и чудачества матери, беременность новой жены отца, влюбленность одноклассника… Невежественный подросток, не прочитавший ни одного произведения, испытывает сакральный ужас перед книгой, прямо как дикарь перед непонятными природными явлениями.

        Но проблема не только в том, что современные дети не читают (хотя и в этом тоже). Все намного серьезнее и глубже. В повести показано, какое ошеломительное действие может произвести книга на подростка. У него еще мало опыта, жизненного, читательского, он еще не знает о законах художественного обобщения и об условности литературного произведения. Он открыт тексту, воспринимает его с абсолютным доверием, и в этом современный подросток подобен человеку Средневековья, который с трепетом относился к Слову, потому что оно имело для него божественную природу.

        Для Ким Йозефины посредственная книжка для тинейджеров, которой сама писательница не придает никакого значения, становится целым миром, зеркально отразившим ее собственную жизнь. А к писательнице, как к демиургу, она предъявляет особый счет: «Но ведь так нельзя. Это же не сюжет, а моя жизнь!» Так в повести возникает тема ответственности писателя и вообще силы Слова, его способности преобразить человека. Ким Йозефина вместо того, чтобы высмеять влюбленного в нее одноклассника Яспера, начинает испытывать к нему сострадание, ведь в книжке Леи он должен умереть от укуса осы. «Да, он раздражал меня, но я чувствовала ответственность за него. Словно за бесхозного щенка, которого я один раз погладила и теперь не могу бросить на произвол судьбы».

        Лея Эриксон, конечно, никакой не демиург, а просто старая дева, живущая с кошкой, не нашедшая нормальной работы и пишущая второсортные книжки. Она честно заявляет: «Я же просто сконструировала такого типичного незамысловатого подростка. Чтобы как можно больше тинейджеров могли себя с ним ассоциировать». Но для Ким Йозефины книга по-прежнему остается чудом, изменившим ее жизнь.


        Рецензия: Лабиринт

        Современная повесть для подростка показывает совершенно типичного, с точки зрения конкретного писателя, человека 12−15 лет с обычными проблемами его возраста, которые вертятся вокруг школы, друзей и родителей. Настоящему подростку уготовано прочитать очередной «проблемный» сюжет, в котором родители разводятся, а одноклассники организуют травлю в школе, и чуть лучше понять, что происходит вокруг него, если не с ним самим, то с кем-то из друзей и знакомых. Здесь довольно легко представить себе, что автор может слишком точно угадать те самые типичные характеристики, тогда подросток узнает в книжке самого себя.

        Как раз такую ситуацию вообразила Алина Бронски в повести «И про тебя там написано»: главная героиня, восьмиклассница Ким, обнаруживает книжку, героиня которой очень похожа на нее саму. Эта героиня разговаривает словами Ким, события жизни ее семьи почти полностью совпадают с тем, что происходит в семье Ким, даже друзья и знакомые очень похожи. Ким не может понять, откуда эта писательница все про нее узнала? Не менее важно выяснить, как теперь жить, если про тебя уже все написано?

        На самом деле Ким вовсе не собиралась читать какую-то книжку. Она в принципе не читает книг и не знает никого, кто бы этим занимался. О книге она узнала благодаря встрече в библиотеке, на которую их отвела учительница. Там писательница Лея Эриксон читала вслух свою новую повесть, а Ким поняла, что эта повесть про нее. Впоследствии Лея признается девочке, что просто сочиняла историю о самом обычном современном подростке и типичных подростковых проблемах. Ким, конечно, отказывается согласиться с тем, будто в ней нет ничего особенного: «Сейчас распадается каждый третий брак, проходили мы по обществознанию. Тут я тоже не исключение. Но в остальном, уж извините, я все-таки уникальна. Во всяком случае, мне хочется в это верить. Мои мысли — это мои мысли. Моими фразами не разговаривает каждая вторая девица». Куда удобнее ей поверить в совершенно фантастическую идею, будто писательница и впрямь каким-то чудесным образом узнала и описала подробности именно ее жизни. Попытки Ким доказать свою уникальность и вывести-таки авторшу на чистую воду будут попеременно то смешить, то удивлять читателя.

        Если Ким подчеркнуто обычный подросток, то ее лучшая подруга Петровна — совершенно другое дело. Трудно было выдумать менее типичного персонажа! Посудите сами: она дочь эмигранта из Киргизии и турчанки, получившая свое имя благодаря посторонней старушке, разбившей их машину. Петровна необычайно деятельна, уверена в себе, умна и предприимчива. Ее многочисленные выдумки вполне могли бы составить сюжет отдельной повести. Она изо всех сил сочувствует подруге и пытается помочь той выяснить все секреты, связанные с книгой. Подруги последовательно читают, обсуждают текст, пытаются изменить сюжет, да и вообще предпринять хоть что-нибудь, чтобы дурацкая книжка прекратила уже сбываться!

        Конечно, автор, придумавший такую роскошную коллизию, мог развернуть ее как угодно. Например, Ким (и Петровна тоже) могли бы выяснить, будто они впрямь являются героинями книги и начать разговаривать со своим читателем. Это называется «сломом четвертой стены» и нередко случается в комиксах. Еще Бронски могла бы сделать писательницу Лею Эриксон ясновидящей или там ведьмой, которая подсматривает за людьми и управляет их жизнями. Но на самом деле в книжке не происходит ничего подобного, потому что Бронски действительно рассказывает историю об обычных подростках, их рефлексии, угловатости, нелепостях и прочих смешных и прекрасных свойствах, характерных для людей примерно 12−15 лет. Делает она это с хорошей долей юмора и здравомыслия, избегая пафоса и трагедий.

        Алина Бронски — очень необычный автор. Она родилась в Свердловске, но в возрасте двенадцати лет переехала в Германию. Все ее книги написаны на немецком, а русский, по признанию самой писательницы, остается для нее языком, на котором она разговаривает с близкими людьми. Бронски пишет о самом разном, от подростковых проблем до интеграции мигрантов, и работает в разных жанрах (вспомним, что несколько лет назад на русском языке уже выходил фантастический роман Бронски «Дитя зеркала»). Кажется, несмотря на разнообразие сюжетов и средств, главной ее темой является обретение себя. Герои ее произведений в поисках идентичности выдумывают несуществующие кулинарные рецепты, узнают таинственное прошлое своей семьи или обнаруживают книгу с сюжетом о них самих.

        Евгения Шафферт