Новая книга Джоан Роулинг «Troubled Blood»

Джоан Роулинг сейчас в центре скандала. Новую книгу про Корморана Страйка раскритиковали за трансфобию ещё ДО выхода книги (на самом деле ни трансфобии, ни трансгендерных людей там нет). Англоязычные критики считают своим долгом посвятить большую часть рецензии тому, есть ли она там или нет, и тому, как Роулинг смотрит на гендерные роли. При этом забывая, что это художественное произведение с сильными персонажами, каждый из которых имеет собственную точку зрения. Тем и прекрасны романы, что можно немного пожить в другом мире и побыть другим человеком. Итак, что там в мире Страйка?

knizhnye-obzory - Новая книга Джоан Роулинг "Troubled Blood" - детектив
Кадр из сериала ВВС «Страйк»

Начнем с того, что это очень толстая книга. 950 страниц на английском, на русском должно быть ещё больше. Не помню, когда читала одну книгу так долго. Страйк и Робин расследуют исчезновение/убийство 40-летней давности. То, что называют холодным делом. Улик нет, многие из причастных к делу умерли, никаких новых зацепок не появилось. Но дочь пропавшей Марго хочет разобраться с этой историей и готова заплатить за год расследования. Детективы медленно и скурпулезно начинают перепроверять каждую ниточку по делу. В какой-то момент может быть скучно из-за объема и множества деталей. Но попробуйте потренировать свой ум и попытаться вычислить убийцу. Роулинг пишет в классическом детективном жанре — читали получают столько же информации, сколько и герои, круг подозреваемых ограничен, все факты выдаются по мере поступления. И здесь по-настоящему сложная детективная загадка. После сотен прочитанных детективов обычно мне не составляет труда применить дедуктивно-логический метод и вычислить злодея. Но ни в одной из книг про Страйка так не получилось. Каждый раз хочу читать следующую книгу с блокнотом и ручкой… и продолжаю читать залпом. Может в следующей… Потому что когда, наконец, злодея вычисляют, это вау! Это такое реальное вау, что ни одна из моих теорий и близко не была к правде. И то, как все ниточки сходятся, и то, как все маленькие кусочки встают на место, и то, как все показания сплетается воедино — потрясающе с интеллектуальной точки зрения.

knizhnye-obzory - Новая книга Джоан Роулинг "Troubled Blood" - детектив
Страйк, Робин и Лендровер в выпуске RadioTimes, посвященном выходу сезона «Смертельная Белизна»

Дальше больше. Роулинг — отличный сторителлер. Она умеет держать аудиторию, умеет управлять эмоциями читателей. И мы как на американских гонках катимся с героями то вниз, то вверх. В одной главе у Страйка умирающая тетушка, ссора с сестрой, раздражающие племянники, неудобный диван, отсутствие продвижений в расследованиях, да ещё смски от психопатической бывшей подруги. А Робин страдает из-за затяжного развода, недооцененности, нежелательного внимания коллеги и закрытости Страйка. И все так плохо и раздражающе, и нет даже просвета в этой тьме. А в другой главе оба партнёра сидят на скамейке на берегу моря, наслаждаются солнцем и общением друг с другом, внезапно появляются новые зацепки, и все так хорошо и радостно и тепло на душе. (Спойлер для облегчения душевных волнений — Робин и Страйк так и будут сидеть на скамейке до конца книги).

knizhnye-obzory - Новая книга Джоан Роулинг "Troubled Blood" - детектив
Кадр из сериала «Страйк»

С романтической частью у Роулинг одновременно и плохо и хорошо. Плохо, что герои, которые ещё в первой книге ощутили взаимную привязанность, во второй и третьей стали хорошими друзьями и партнёрами, в четвертой обнялись, разошлись, но в конце наконец расстались со своими партнерами, в этой книге продолжают тянуть кота за хвост. Уж очень хочется каких-то действий! Хорошо, что даже без действий доставляет наслаждение наблюдать за размышлениями и забавными поступками Страйка (выбор цветов и попытка купить парфюм это просто нечто). И снова Роулинг закольцовывает все линии, в золотом сиянии вечера уводя Страйка и Робин в… следующую книгу. Будем надеяться, что там будет больше действия.

Перевод на русский обещают к Новому году.

Поделиться
  • knizhnye-obzory - Новая книга Джоан Роулинг "Troubled Blood" - детектив

О чем мечтает Манхэттен? «Мечтатели Бродвея» Малики Ферджук

Трилогия «Мечтатели Бродвея» французской писательницы Малики Ферджук — это конец 40-х в кубе: ритмы свинга, афиши Карнеги-холла, ночная «Копакабана», сигаретт-герлз, юбки нью-лук и до мозолей неудобные туфли.

Главные герои — постояльцы женского пансиона «Джибуле»: шесть целеустремленных и уверенных в себе девушек и Джо, один целеустремленный и (почти) уверенный в себе юноша, похожий одновременно на всех персонажей Тимоте Шаламе. Объединяет их знакомая многим мечта и цель — найти свое место в большом и не слишком дружелюбном городе.

А еще — плейлист «The 50 Best Hit Songs of the 1940s by Various Artists» от Spotify.

Dream on, My Love Dream On

Очень хочется сказать, что это книга о Джослине Бруйяре, 16-летнем французе, который изучал физику, но получил стипендию и перебрался из Парижа в Нью-Йорк, чтобы заняться музыкой. На дворе 1948 год, послевоенный мир полон надежд и возможностей.

Но на самом деле, Джослин, он же Джо — лишь наблюдатель. Роман гораздо масштабнее и объемнее, он устроен не линейно, это несколько судеб, которые Джо и его письма сестре, собирают в одну историю — как комнаты пансионата «Джибуле» всех окрестных кошек. Джо такой же чужой в послевоенном Нью-Йорке, как и мы с вами, читатели. Для него, как и для нас, все впервые — и этот прием работает лучше любого клиффхэнгера.

Это роман о большой мечте, которая, конечно, у каждого своя — американская и не очень. О том, что ты можешь быть кем угодно при должном упорстве, а иногда даже без — ведь случайные двести долларов в кармане и особняк богатого наследника могут случиться с кем угодно. Лукавство, конечно, но с Воннегутом спорить сложно — сказка о Золушке была и остается одной из самых востребованных в истории человечества, даже если финал с хрустальной туфелькой не маячит на горизонте — процесс часто оказывается куда увлекательнее вне зависимости от результата. И в этом однозначно что-то есть.

knizhnye-obzory - О чем мечтает Манхэттен? «Мечтатели Бродвея» Малики Ферджук -
Оригинал и российское издание «Мечателей Бродвея»

Doctor, Lawyer, Indian Chief

Французская писательница Малика Ферджух — автор десятков популярных романов для детей и подростков, лауреат престижной премии «Сорсьер» (Prix Sorcieres).

Малика Ферджух родилась в Алжире, но ее семья переехала в Париж, когда она была еще совсем ребенком. Малика училась в средней школе Rocroy Saint-Léon в Париже, а затем изучала кино в Сорбонне. До того, как заняться литературным творчеством она работала в детской больнице и была школьным учителем, а сейчас пишет романы, сценарии для телевидения и комиксы для «молодых взрослых».

«Я иду в молодежное издательство, потому что хочу быть услышанной молодыми людьми. Мяч сейчас находится на их стороне поля, и поэтому мне хотелось бы хотелось деликатно говорить с ними о существующих проблемах» — говорит она в своем интервью журналу L’Express. Она не отрицает пропасть между современными подростками и девушками из прошлого, но преподносит эпоху так, что у этого времени есть чему поучиться. Дистанция в сочетании с глубоким исследованием культуры и быта играет на руку этой истории, и мы обязательно вернемся к этому несколькими абзацами ниже.

Chattanooga Choo Choo

Как только Джослин Бруйяр, он же Джо, попадает в Новый Свет — в лучших традициях Голливуда — оказывается в неловкой ситуации. Его имя на английский манер звучит как женское, а потому он едва не лишается крыши над головой — в пансионе, где Джо должен был остановиться, могут жить только девушки. Впрочем, герой все же получает разрешение поселиться в полуподвальной комнате, несмотря на пуританский нрав хозяек — сердце пожилых американок Джо покорил природным обаянием, хорошим музыкальным слухом и… супом из спаржи.

Освоиться Джо-Джослину помогают совершенно очаровательные соседки — современный читатель с первых страниц ждет, что они вот-вот окажутся в «I feel pretty» из «Вестсайдской истории» или танце Мии с подругами из «Ла-ла Лэнда». Они здесь ровно с той же целью — увидеть свое имя на афишах в свете сотен лампочек и встать на одну ступеньку с сильными мира сего. Но все отнюдь не так радужно, и у каждой из девушек есть свой скелет в шкафу: танцовщица Манхэттен пытается узнать историю своей семьи, модель и gold digger (If you now, what I mean) Шик вынуждена сниматься в рекламе тошнотворного супа Кэмпбелл, актриса Пейдж переживает не самые удачные отношения, а продавщица Хэдли, самая загадочная из персонажей, надеется снова встретить человека, однажды изменившего ее судьбу, а пока заботится о мальчике, которого называет ребенком сестры. Каждую в Нью-Йорк привела своя история, и только одна жительница «Джибуле», Урсула, родилась в самом сердце Куинс — к слову, одного из самых неоднородных по этническому составу боро города.

knizhnye-obzory - О чем мечтает Манхэттен? «Мечтатели Бродвея» Малики Ферджук -
Бродвей, 1940-е годы

Роман кажется перенаселенным, но полифоничность не портит его. Он похож мюзикл, истории перебивают друг друга и переплетаются самым замысловатым образом. В оригинале трилогия известна как «Broadway Limited» — так назывался пассажирский поезд, который курсировал между Нью-Йорком и Чикаго с 1912 по 1995 год — именно на нем в Нью-Йорк прибывает Хэдли и многие другие амбициозные провинциалы. Этот образ — полный надежды, часто суетливый и в чем-то трагичный — лучшая метафора для романа в целом.

«В свое время я изучала английский язык, кинематограф и американские мюзиклы. Мне нравится и жанровое кино вроде полицейских драм или вестернов, но хороший мюзикл пробуждает моё желание петь и танцевать. Я хотела рассказать в своей книге о том периоде в истории, когда возможным для человека было буквально всё; периоде, для которого характерны особый импульс, особая жизненная сила. Важно понять и то, что помимо потрясающего эффекта обновления, у конца сороковых была и темная сторона: например, мы и не знаем о том, что в Нью-Йорке в то время проходили нацистские парады!» — говорила Малика Ферджук.

Роман всеми силами цепляется за реальность и будто бы пытается обустроить себе место в ней. Вот Пейдж встречает на пробах молодую Грейс Келли и сразу понимает — у этой девушки невероятный талант и большое будущее. Та же история с Пейдж, которая в коридорах Си-би-эс-билдинг встречает подростка с тощей шеей — будущего Вуди Аллена. В журнале, который читает Джо, пишут о молодом государстве Израиль и публикуют рассказ «Хорошо ловится рыбка-бананка» незнакомого ему писателя Д. Д. Сэлинджера. При этом культурные отсылки иногда опережают время действия, но эту художественную условность тексту можно простить. Малика Ферджук признается, конец 40-х — время, настолько органичное ей, что казалось, она знает все — разве что цену на хлеб надо иногда уточнить. На самом же деле, это результат кропотливого и долгого исследования — в тексте упоминаются нарождающийся в США маккартизм и «охота на ведьм», антисемитские настроения, сексизм и расовая сегрегация.

Временная дистанция дает возможность увидеть и «выписать» действительно важное, деликатная работа с характерами персонажей помогает показать социальный срез эпохи достаточно объективно — иногда эффект достигается в буквальном смысле выроненным мундштуком, «трудностями перевода» и недоумением в глазах. Все это очень кинематографично, но в то же время естественно — взгляд на мир через призму дерзости стремиться к своей мечте прост и не зависит от смены эпох и правительств. О чем мечтает Манхэттен, танцовщица, которая только-только начинает жить? Добиться своего и не прожить эту самую жизнь зря.

Поделиться
  • knizhnye-obzory - О чем мечтает Манхэттен? «Мечтатели Бродвея» Малики Ферджук -

9 фактов о серии «Сквозь зеркала»

Недавно радостная весть прилетела из Франции — радостная для всех поклонников серии «Сквозь зеркала». Вышла четвертая часть этой фэнтезийной истории. В июне с книгой смогут познакомиться и русскоязычные читатели.

Трудно поверить, что всего три года назад о Кристель Дабо в России никто не слышал, а серию «Сквозь зеркала» читали лишь очень-очень немногие знатоки французского, натолкнувшиеся на увесистые томики во время прогулки по Парижу. Сегодня сообщество фанатов Дабо — одно из самых активных в российском интернете, а новые поклонники приключений нежной Офелии появляются ежедневно. Загляните в инстаграм — и убедитесь в этом! И тем не менее, если кто-то ещё не знаком с книгами Кристель Дабо — вот ключевые факты о них.

Факт первый: писатель по воле случая

Одна из самых удивительных историй, связанных с Кристель Дабо, — то, что она пришла в большую литературу из мира фанфиков. Ей так нравился «Гарри Поттер», что она стремилась продлить удовольствие от пребывания в волшебном мире Джоан Роулинг и создавала собственные сиквелы и спин-оффы. Однажды, натренировавшись на обитателях Хогвартса, она решилась отправить собственное произведение на большой литературный конкурс — и именитое жюри, в которое входил, например, Тимоте де Фомбель, обратило на мадемуазель Дабо внимание. Как говорится, «и понеслось».

Факт второй: сначала читать, потом писать

Правильнее назвать выросшую на Лазурном берегу Кристель Дабо не профессиональным писателем, а профессиональным читателем: с детства она обожала погружаться с головой в придуманные другими людьми миры и читала запоем. Два автора полюбились ей больше всего: Джоан Роулинг и Агата Кристи. «Их книги вызывали у меня двойную реакцию: хотелось крикнуть “Такое невозможно!”, а следом — “Да, конечно, только так и может быть”», — говорила Кристель в интервью французскому изданию L’Actu.

Финалистка французского конкурса молодых авторов, оказавшаяся впереди 1363-х участников, Кристель Дабо представляет поколение авторов из мира онлайнлитературы — тех, кто делает первые шаги в фанфиках. Тех, кто так тонул в книгах, что воспринимал как персональное оскорбление телефонный звонок, сообщение в соцсети или раздавшийся стук в дверь. «Я не представляю, что именно буду писать, пока не начну. Зато погрузившись в процесс, могу создать сотни и сотни страниц, полностью растворившись в истории, и злюсь, если меня из неё выдёргивают», — говорит писательница.

Факт третий: придворные интриги снова в моде

Главная героиня серии — девушка Офелия, жительница ковчега под названием Анима, тихая и замкнутая, получающая больше удовольствия от книг, нежели от внешнего мира (трудно удержаться от параллелей с самой Кристель Дабо). Она обладает двумя волшебными дарами: использовать зеркала как телепорты и читать вещи, то есть чувствовать всё то, что испытывали люди, державшие эти предметы в руках. Много времени она проводит в доме Старых Архивов — эдакой смеси библиотеки, антикварной лавки и «хранилища ужасных слов» (грех не вспомнить повесть Элии Барсело).

Первый том, «Обрученные холодом», начинается с того, что Офелии вот-вот предстоит покинуть и этот дом, и родной ковчег — а все потому, что девушку насильно выдают замуж. Высокомерный, неприятный мужчина по имени Торн, обитатель Полюса, — ее жених, которого, оказывается, тяготит этот брак не меньше. На этом, впрочем, вся матримониальная часть истории, отсылающая к литературе XIX века, завершается. Впереди цепочка поразительных знакомств, заговоров, интриг и хитросплетений. Девушка поймет, что великосветское общество ковчега, на котором ей было суждено оказаться, имеет оборотную сторону, пугающую и не вызывающую симпатии.

Факт четвертый: ярко выписанные персонажи

Не так много на свете книг, которые при перечитывании по второму и третьему кругу раскрываются по-новому и обнажают те детали, что оставались незамеченными в первый раз. «Сквозь зеркала» определенно из числа таких. Некоторые читатели обращали внимание на то, что действие в книге «Обрученные холодом» развивается очень уж неторопливо: нас долго вводят в курс дела, описывают мир, Офелию, Торна и других персонажей — в общем, всячески «разогревают». Когда читаешь эти сцены повторно, уже составив представление о героях и о том, как будет развиваться их линия, начинаешь подмечать детали, мимо которых пролетал раньше. Случайно оброненное слово, недовольный взмах своенравного трехцветного шарфа, робкая улыбка на устах неприступного Торна — вдруг эти мелочи оказываются значимыми и показывают новые грани характеров. Чем особенно хороши тексты Кристель Дабо, так это тем, что и второстепенные персонажи у нее из плоти и крови — Беренильда, Фарук, Арчибальд: они узнаваемы даже по стилю речи, не говоря уже об их поступках. И поклонников у этих второстепенных героев едва ли меньше, чем у Офелии с Торном.

Факт пятый: с легким налетом феминизма

«У меня особое отношение к Офелии, поскольку она главный рассказчик истории. Я пишу историю, погружаясь в ее мысли, чувства и эмоции — это создает очень сильную близость между героиней и мной. Мне также очень нравится описывать все сцены с участием Торна, которого я — и, наверное, я одна, — нахожу забавным, несмотря на его характер. Знаете, у меня есть та же черта, что и у Хагрида — чем больше что-то кусается и царапается, тем больше меня это привлекает», — так, к примеру, Кристель рассказывает о своих главных героях (перевод Варвары Дерезовской).

«“Сквозь зеркала”, если пробовать говорить о ней по-взрослому, — книга о сильной женщине (девочке, подростке, девушке и т. д.), проблемы которой почему-то очень похожи на те, что возникают у женщин на обычной Земле. В то же время Дабо пишет книгу о большой любви. Даже интересно, что будет дальше, если с первых страниц первой книги роман больше смахивает на реалистический янг-эдалт, чем на подростковое фэнтези», — отмечал обозреватель «Горького» Владимир Панкратов.

Факт шестой: книга года

Читательское голосование на LiveLib выявило главную книгу 2018 года. Сначала серия «Сквозь зеркала» победила в номинации «Зарубежное фэнтези», а затем в Суперфинале, опередив и Гузель Яхину, и Фредрика Бакмана и Елену Звёздную. «Можно сказать, именно благодаря таким книгам читатели подсаживаются на фэнтези. Француженка Дабо — мастер тонких образов, загадочных миров и непредсказуемых сюжетных поворотов. Поэтому каждый том серии “Сквозь зеркала” обрастает тысячами хвалебных оценок и рецензий читателей по всему миру», — писали организаторы конкурса.

Факт седьмой: международный успех

Майкл Рейнольдс, шеф-редактор американского офиса издательства Europa, рассказывает, что появление рукописи для его коллег было сюрпризом. «Книга прибыла к нам через французского издателя Gallimard Jeunesse и изначально предназначалась для нашего итальянского представительства, но редакторы в Европе так влюбились в текст, что сразу же переслали его нам. Должен признать, что поначалу я был настроен довольно скептически — после ряда изменений в нашей компании мы не чувствовали себя готовыми к новому рискованному проекту», — признается он. Но все сомнения развеялись, как только редакция принялась читать рукопись. «История оказалась такой затягивающей, так здорово сделанной. Построение мира, которым „руководит“ Дабо, чрезвычайно увлекательное, насыщенное заимствованиями из самых разных источников, от стимпанка до Эдвардианы и футуризма», — объясняет Рейнольдс. Затем его зацепила мощь центрального персонажа: «Во главе этой истории — героиня привлекательная, притягивающая, хотя и слегка бестолковая. Я просто не мог ее забыть, продолжал думать о ней и ее истории после прочтения». С одной стороны, по мнению Рейнольдса, это история о девушке-тинейджере, ее обручении и приключениях, а с другой — книга о политике, дипломатии, двуличности. Он вспоминает серию «Темные начала» Филипа Пуллмана, «Чары воронов» Маргарет Роджерсон, «Пятый сезон» Норы Джемисин — книги, прославившиеся тем, что в равной степени захватывают и подростков, и взрослых.

Факт восьмой: недельная пыль на гаджетах

Конечно, по всем бросающимся в глаза показателям, «Сквозь зеркала» — для книгоманов, проглатывающих по роману-другому в неделю. И всякий литературный эрудит испытает от чтения книг Кристель Дабо удовольствие особого рода: от наблюдения за тем, как ловко автор маневрирует меж литературных столпов, ни разу не врезаясь в них, не повторяя уже сказанного кем-то. Однако еще важнее то, что «Сквозь зеркала» создают столь же продуманный и богатый мир, как и известные миллионам «Властелин колец», «Метро 2033», «Дом, в котором…», «Гарри Поттер». К тому же ретро-эстетика воспринимается сегодняшними подростками как своеобразный бунт против гаджетов и образа жизни человека XXI века. Идеальный читатель тетралогии «Сквозь зеркала» — из тех подростков, кто сидит «ВКонтакте» только с фейковой странички, посмеивается над бесконечно инстаграмящами одноклассниками и больше любит наблюдать за миром, чем менять его.

Факт девятый: Фильм-фильм-фильм!

Тот факт, что серия «Сквозь зеркала» вышла в Соединенных Штатах, открыл книгам путь в Голливуд. Так что осталось только подождать, кто победит в битве кинокомпаний-титанов. И хотя права на экранизацию пока свободны, все понимают, что кинематографический потенциал у романов Кристель Дабо огромный, ну а пока можно гадать, кому достанется роль главной героини.

Поделиться
  • knizhnye-obzory - 9 фактов о серии «Сквозь зеркала» - французская литература, young adult

Мари Од-Мюрай: душевное удовольствие и французское настроение

Произведения Мари-Од Мюрай — душевное удовольствие для тех, кто читает много и быстро, и преимущественно в электронной библиотеке (как я). И может вызвать чувство неудовлетворения у тех, кто купит бумажную книгу за 700 рублей, сядет в удобное кресло, возьмет большую чашку чая, начнет читать и… книжка уже закончится (в последней изданной, «Кроваво-красной машинке», всего 160 страниц). В «Умнике» и «Oh, boy!» немного побольше, но все равно их чтение занимает столько же времени, сколько и просмотр стандартного фильма. Да и сюжет напоминает кино — все происходит быстро, мы наблюдаем за событиями с разных точек зрения, погружаемся с головой в атмосферу и испытываем эмоциональные скачки при смене драматических и комедийных сцен. Очень хорошее французское кино.

«Кроваво-красная машинка» (это название цвета, а не море крови) — вроде бы детектив, но по сути детектива там нет. Есть парочка даже не загадок, а неких личных обстоятельств, у которых, по мнению 34-летнего профессора истории Нильса Азара, есть причины, скрывающиеся в прошлом. И он эти причины мгновенно находит в духе Шерлока Холмса, только без дедуктивных рассуждений и затяжного расследования. И параллельно разбирается в истории собственной жизни, ключевые эпизоды которой произошли в возрасте 3 и 13 лет. Читается легко и увлекательно, только очень быстро заканчивается. Так что можно подождать, пока переведут остальные книги серии (которых всего 7) и прочитать залпом.

«Oh, boy!» — любимая фраза Барта Морлевана, когда случается что-то плохое. А плохого случается много. То его пытаются сделать опекуном трёх детей, с которыми у них общий отец, чему он совсем не рад. То у него пытаются отобрать опекунство и выясняется, что этому он тоже не рад. А ещё болезнь брата, агрессивный муж соседки с верхнего этажа, хаос в личной жизни и необходимость взрослеть взрослому человеку. Но главное, что в книгах Мюрай все заканчивается хорошо, и каждый находит свое место в жизни.

«— А вам не кажется, что стоило бы поискать работу? — намекнула однажды Эме во время очередной отлучки представителя бельевой фирмы.
— Кто ищет, тот ведь, чего доброго, найдет, — заметил Барт.
— Вы что, вообще не хотите нигде работать? — забеспокоилась соседка.
— Ну почему же вообще нигде, — возразил Барт. — Просто мне надо, чтобы работа была не бей лежачего. Например, испытывать компьютерные игры.
Он подумал и предусмотрительно добавил:
— На полставки.»

«Умник» — название ещё одной книги писательницы, и прозвище героя с особенностями развития (возраст 23, интеллект на 3 года). Его 17-летний брат забирает Умника из психинтерната и пытается жить нормальной жизнью. Съёмная студенческая квартира, учеба, тусовки, первые свидания, новые друзья — все это проходит проверку на прочность, когда рядом есть Умник.

Вообще-то Мари-Од Мюрай — подростковая писательница, получившая кучу наград именно в этом жанре, хотя в нашей стране книги продаются с пометкой 18+. И да, премии ей дают, потому что она поднимает важные для взрослеющих людей темы, но читать ее стоит просто потому, что это очень интересно.

Поделиться
  • knizhnye-obzory - Мари Од-Мюрай: душевное удовольствие и французское настроение - французская литература

Спаситель и сын: книжный психологический сериал

Книга, точнее книжный сериал, который действительно может оказывать терапевтическое влияние на читателей.

«Спаситель и сын» Мари-Од Мюрай состоит пока из четырех книг (пятая в переводе). Сериалом эта история называется не просто так, чтение похоже на подсматривание за чужими жизнями в замочную скважину. Смена ракурсов, захват лишь некоторых моментов из жизни, переход от одного героя к другому. В центре всего — чернокожий психолог Спаситель Сент-Ив (с его именем и внешностью связано много забавных историй), который параллельно решает как проблемы своих пациентов, так и свои собственные. У него есть 8-летний сын Лазарь, со второго сезона любимая женщина Луиза с двумя детьми, неоднозначные отношения с пациентами, темная история из прошлого и хомяки, которые занимают не последнюю роль в сериале.

Если назвать причины, с которыми к нему приходят, то история может показаться трагедией или психологической драмой, но на самом деле это увлекательное и веселое чтение. Может не всегда веселое, но всегда в позитивном ключе и с долей сарказма. Мари-Од Мюрай не втягивает нас, читателей, в проблемы героев, лишь намекает на них и тут же переходит к следующему. Примерно так же общаются настоящие психологи, не вовлекаясь в жизнь пациентов. Хотя Спасителю не всегда удается сохранить дистанцию и держать дверь, отделяющую личную жизнь от профессиональной, всегда закрытой. Уже в первом сезоне в его доме поселяется сын-подросток одной из пациенток. В следующих сезонах количество обитателей дома будет увеличиваться, так что дом начнет трещать по швам. Зато, по мнению этих обитателей, здесь такое место, где царит любовь и абсолютное принятие людей такими, какие они есть.

Иначе, как терапевтическим и духоподьемным чтением, «Спаситель и сын» не назовешь. Потому что понимаешь, что у каждого человека есть свои тараканы, даже у психолога. А ещё то, что безвыходных ситуаций не бывает, даже если в начале все кажется мраком. И что существует жизнь, несмотря на все проблемы. И можно пережить даже самые страшные трагедии. И что можно и плакать и смеяться одновременно. И что любовь проявляется по-разному, и что можно в хаосе найти спокойствие. Прекрасное чтение, особенно для нашего непростого времени.

Электронный вариант для этого книжного сериала — самое то.

Нет. Нельзя спасти человека от самого себя, Лазарь. Его можно любить, быть с ним рядом, подбадривать, поддерживать. Но спасает себя каждый только сам, если хочет и если может. Можно помогать другим, сынок, но мы не всемогущи. И я тоже.

Поделиться
  • knizhnye-obzory - Спаситель и сын: книжный психологический сериал - французская литература, психология, young adult

Чарльз Диккенс. Рождественская песнь в прозе: топ-5 русских изданий

«Рождественская песнь в прозе: святочный рассказ с привидениями» (A Christmas Carol in Prose, Being a Ghost Story of Christmas), обычно называемая просто «Рождественская песнь» — повесть британского писателя Чарльза Диккенса, вышедшая в 1843 году. Входит в сборник «Рождественских повестей» и является одной из самых популярных праздничных историй в Великобритании и за ее пределами.

«Рождественские повести» были задуманы Диккенсом как социальная проповедь в занимательной художественной форме. Воздействуя на эмоции читателей, Диккенс стремился к изменению ситуации с эксплуатацией детей и рабочих на фабриках и нравственному «исправлению богачей». Существует несколько версий того, кто послужил прототипом Скруджа — от торговца кукурузой до владельца Глостерского Старого Банка. В то время подобных богатых скряг было множество.

knizhnye-obzory - Чарльз Диккенс. Рождественская песнь в прозе: топ-5 русских изданий - рождество и новый год, викторианская эпоха
Первое издание «Рождественской песни»

По сюжету Скрудж когда-то был добродушным и простым христианином из бедной семьи, но постепенно деньги превратили его в эгоистичного и жадного человека. У него нет семьи, кроме племянника, нет друзей, но зато есть огромное денежное состояние, которое он, впрочем, лишь накапливает. Скрудж презирает бедных, ненавидит Рождество и раздражается всякий раз, как видит счастливого человека на улице. Однажды ночью, в канун рождества, к нему приходит дух старого компаньона, призывая его измениться. Для более сильных аргументов Скруджа посещают три рождественских духа: прошлого, настоящего и будущего, которые поочередно переносят его в соответствующее время. К концу истории Скрудж меняется и из мрачного скряги превращается в городского благотворителя.

За 170 лет со дня выхода книги было сделано множество изданий с иллюстрациями разных художников, на любой вкус. Что касается перевода на русский язык, то уже давно стал классическим перевод Озерской — плавный и гармоничный. Ниже топ-5 русскоязычных изданий «Рождественской песни» с красивыми иллюстрациями, доступных в сезон 2019-2020.

Рождественская песнь с иллюстрациями Патрика Джеймса Линча

Новинка сезона — издание с завораживающими иллюстрациями Линча от издательства Качели. Иллюстрации Джеймса Патрика Линча напоминают работы европейских художников второй половины XIX века. Их можно смело ставить в ряд с рисунками Рэхема или Диксона — настолько они нехарактерны для современной школы иллюстрации. Однако Линч — наш современник, родился в 1962 году, в Белфасте (Ирландия), а книжной иллюстрацией занялся уже в восьмидесятых. Первой книгой художника стала «Сумка лунного сияния» Алана Гарнера, сборник народных английских и валлийских сказок. Можно сказать, что первый опыт определил предпочтения Линча: легенды, сказки, притчи занимают самое заметное место в его портфолио. А еще, конечно же, классика.

Рождественская песнь с иллюстрациями Торбена Кульманна

Торбен Кульманн — современный немецкий художник, известный своими книжками-картинками «Линдберг. Невероятные приключения летающего мышонка», «Армстронг. Невероятное путешествие мышонка на Луну» и «Эдисон. Тайна пропавшего сокровища». Для книги Диккенса он нарисовал приятные воздушные иллюстрации. Книга отлично подходит для семейного чтения и обсуждения с детьми важных тем.

Рождественская песнь с иллюстрациями Марии Спеховой

Мария Спехова — московская художница, работает с несколькими детскими издательствами, принимает участие в книжных выставках Московского Союза художников. Мария создает забавные и трогательные иллюстрации, похожие на старый мультик. Оригинальные иллюстрации приглашают читателей приобщиться к рождественскому таинству и заглянуть в эпоху викторианской Англии.

Рождественская песнь с иллюстрациями Максима Митрофанова

Максим Митрофанов — московский художник, член Московского Союза художников и участник многих международных выставок. Его Скрудж выглядит с самого начала более добрым, чем у Диккенса. В своих иллюстрациях Максим постарался не упустить ни одного персонажа, ни одну важную деталь этой волшебной рождественской истории. 43 полностраничные иллюстрации и несколько небольших — практически на каждой странице есть картинки. Качество печати, прорисовка деталей, размер шрифта — все сделано на отличном уровне.

Рождественская песнь с иллюстрациями Анастасии Архиповой

Классической рождественской истории Чарльза Диккенса очень идут столь же классические, выполненные в лучших традициях книжной иллюстрации. Рисунки Анастасии Архиповой очень атмосферные, воздушные, легкие, прозрачные — все это очень хорошо перекликается с текстом, где царствуют духи и призраки. Волшебная викторианская Англия. Англия Чарльза Диккенса.

Какое бы издание вы ни выбрали (или прочитали в электронном варианте или посмотрели одну из многочисленных экранизаций), история Чарльза Диккенса про рожествеские чудеса потрясающая! В 21 веке она остается по-прежнему актуальной и интересной для читалей всех возрастов.

Поделиться
  • knizhnye-obzory - Чарльз Диккенс. Рождественская песнь в прозе: топ-5 русских изданий - рождество и новый год, викторианская эпоха

10 цитат о буднях книголюба

Если вы любите шуршание книжных страничек, запах типографской краски, кайфуете в книжном, а всё свободное время посвящаете чтению или поиску новых книг, то комикс «Быть книголюбом» про вас и для вас! Он очень точно показывает, каково это — быть по уши влюблённым в книги, и что значит с головой нырнуть в толстую книгу или в тонкую, или в электронную, и позабыть обо всем на свете.

У меня постоянно с собой книга. Так я чувствую, что лучший друг всегда рядом. И точно знаю, что не одинока. Куда бы я ни шла.

knizhnye-obzory - 10 цитат о буднях книголюба - комиксы

Одни книги читаются легко. Другие — трудно. А некоторые книги меняют твою жизнь. В комнате, полной книг, у меня всегда бегут по спине мурашки, а голова кружится от восторга. Только представьте, сколько возможностей!

knizhnye-obzory - 10 цитат о буднях книголюба - комиксы
knizhnye-obzory - 10 цитат о буднях книголюба - комиксы
knizhnye-obzory - 10 цитат о буднях книголюба - комиксы

Почти в каждом стрипе можно узнать себя и от души посмеяться. А тонкие и стильные иллюстрации Дебби Танг сделают чтение более уютным, особенно, если рядом будет плед и чашечка чая или кофе. Книги научили меня сочувствовать, открываться новому, следовать за мечтой, испытывать благодарность.

knizhnye-obzory - 10 цитат о буднях книголюба - комиксы
knizhnye-obzory - 10 цитат о буднях книголюба - комиксы
knizhnye-obzory - 10 цитат о буднях книголюба - комиксы

Эта меткая, тонкая и смешная книга, которая рассказывает о людях, влюбленных в книги. Комиксы Дебби Танг основаны на простых и иногда нелепых моментах из жизни и на ее любви к книгам и чаю. Она живет с мужем и работает дома в тихой маленькой студии. Ведет блог, где впервые и начала делиться своими маленькими историями о буднях интроверта. Когда я читаю… …то изучаю прошлое, путешествую в будущее, вижу мир по-другому и познаю себя.

knizhnye-obzory - 10 цитат о буднях книголюба - комиксы
knizhnye-obzory - 10 цитат о буднях книголюба - комиксы
knizhnye-obzory - 10 цитат о буднях книголюба - комиксы

Для всех, кто любит комиксы, кому нравятся добрые, трогательные истории, для тех, кто предпочитает книгу-пледик-чай шумным вечеринкам, и для тех, кто хочет их понять.

knizhnye-obzory - 10 цитат о буднях книголюба - комиксы

По материалам книги «Быть книголюбом».

Поделиться
  • knizhnye-obzory - 10 цитат о буднях книголюба - комиксы

Серия «Отражения» от Издательского Дома Мещерякова

«Отражения» — одна из любимых подарочных серий Издательского Дома Мещерякова. Кроме сказок народов мира эти книги знакомят читателей со значимыми западными художниками: Артуром Рэкхемом, Йоном Бауэром, Кларком Гарри и шедеврами книжной иллюстрации разных стран.

Каждое общение с книгой – это особый вид восприятия искусства. Цвет, запах, фактура и иллюстрации способны не только зеркально отразить глубокое содержание книги, но и заставить с первых страниц полюбить любое произведение. Приятный рельеф обложки, конгрев, мелованная бумага, художественно выполненный обрез книги — все это вы найдете в каждом произведении серии «Отражения».

Сейчас в продаже: «Питер Пэн в Кенсингтонском саду», «Среди эльфов и троллей», «Рама, Лакшмана и ученая сова. Индийские сказки», «Старый дом», «Журавлиные перья. Японские народные сказки».

Журавлиные перья. Японские народные сказки

Немного наивные и глубоко лиричные японские сказки мудры, как жизнь, и просты, как хокку. В них, словно в зеркале, отражены эстетические и духовные идеалы людей, стремящихся жить в гармонии с окружающим миром. Японцы тонко чувствуют его красоту, поэтому их сказки столь поэтичны.

Поэтичность и изысканная утончённость характерны не только для фольклора, но и для изобразительного искусства Японии. Если верно утверждение, что глаза — зеркало души, то картину можно назвать отражением действительности, увиденной и воссозданной художником.

Старинные гравюры, вошедшие в книгу, органично дополняют текст. Они дают читателю представление о природе и культуре Страны восходящего солнца, о быте и нравах её жителей, позволяют глубже погрузиться в атмосферу японской сказки.

Рама, Лакшмана и ученая сова. Индийские народные сказки

Что возникает у нас в памяти при слове «Индия»? Могучие слоны с погонщиками; йоги, застывшие в причудливых позах; пёстрые ткани с замысловатыми узорами и музыкальные кинофильмы, где все поют и танцуют… Кто-то, возможно, добавит, что индианки носят сари. Тех, кто вспомнит больше, не так много, хотя трудно найти в мире место, столь же яркое и самобытное.

Буйство красок, экзотическая природа, один из самых необычных пантеонов божеств, бережно сохраняющиеся на протяжении многих веков традиции, верования и обряды — всё это объединяет в себе одна из самых удивительных стран на свете. Под стать стране и её фольклор. Индийские сказки могут быть немного наивными и мудрыми одновременно, смешными и парадоксальными, волшебными и бытовыми, а главное — непохожими на сказки других стран.

Изысканные древние миниатюры, созданные искусными живописцами несколько веков назад, ничуть не устарели. Они как нельзя более органично дополняют текст; рассказывают о природе и культуре Индии, о быте и нравах её жителей, помогая читателю окунуться в атмосферу замечательных индийских сказок.

Старый дом

Сказочный писатель Ганс Христиан Андерсен создал «Старый дом», где поселились смелый солдат, не побоявшийся броситься на поиски огнива; русалочка, отдавшая жизнь за любовь; Дюймовочка, прошедшая через множество трудностей, но нашедшая своё счастье, и многие другие любимые с детства герои.

Пронзительные и светлые истории Андерсена учат любить, верить и мечтать.

Среди эльфов и троллей

Художник Йон Бауэр — самый знаменитый шведский «портретист» героев скандинавского фольклора. С особенной любовью он относился к хозяевам шведских гор и лесов — троллям. С 1907 по 1915 год он иллюстрировал альманах сказок «Среди эльфов и троллей», ежегодно выходящий в Швеции к Рождеству. Как первый художник этого популярного издания, Йон Бауэр приобрёл известность и за пределами родной страны, но в России его творчество открывают только сегодня.

Питер Пэн в Кенсингтонском саду

Кто не знает, что Питер Пэн живёт на острове Нетинебудет, дружит с феей Динь-Динь и сражается с капитаном пиратов по имени Крюк? Эту историю о мальчике, который не хотел взрослеть, рассказал английский сказочник Джеймс Мэтью Барри в книге «Питер Пэн и Венди».

Но почему Питер Пэн сбежал из дома? Когда и как покинул он родителей? Где жил, пока не перебрался на остров Нетинебудет?

Перед вами первая книга о Питере Пэне — рассказ о его раннем детстве, об общении с птицами, феями и о первой встрече с обыкновенной девочкой. Ведь, как выясняется, сам Питер Пэн совсем не заурядный ребёнок! И жил он в фантастическом месте — в Кенсингтонском саду, неповторимом сказочном парке, который создал для читателей английский иллюстратор Артур Рэкхем.

Поделиться
  • knizhnye-obzory - Серия «Отражения» от Издательского Дома Мещерякова -

Вирджиния Вулф о женщинах и литературе

В знаменитом эссе «Своя комната» британская писательница и литературный критик Вирджиния Вулф утверждает: главное, чего не хватало женщинам для творчества, — это уединенная комната и минимальный доход. Таких элементарных вещей не могла себе позволить ни одна из ее великих предшественниц.

Появившееся в 1929 году, это эссе стало важным феминистским высказыванием. С того времени изменилось многое, но и сегодня рассуждения Вулф невероятно злободневны. Это один из самых воодушевляющих текстов, адресованных женщинам-творцам, которые хотят найти свое место в мире и добиться успеха. Делимся интересными отрывками.

Несбывшиеся писательницы

Плохо то, что о женщинах до XVIII века нам ничего не известно. У меня даже нет никакого образца, который можно было бы изучать. Денег у них, очевидно, не было; согласно профессору Тревельяну, их насильно выдавали замуж прямо из детской, лет в пятнадцать-шестнадцать. Странно было бы, конечно, если бы одна из них в такой обстановке взяла да и написала шекспировскую пьесу.

Мне вспомнился один пожилой епископ, ныне покойный, который утверждал, что ни одной женщине, когда-либо жившей или живущей, не суждено обладать шекспировским даром. Он писал об этом в газеты.

Глядя на полку с книгами Шекспира, сложно было не признать, что хотя бы в одном старый епископ оказался прав: во времена Шекспира ни одна женщина не могла написать шекспировскую пьесу.

Когда я читаю, как топили очередную ведьму, об одержимых, травницах или даже просто матерях талантливых мужчин, я сразу думаю, что речь идет о несбывшейся писательнице, поэтессе, немой и бесславной Джейн Остин, еще одной Эмили Бронте, которая сходила с ума на болотах или бродяжничала и кривлялась под пытками собственного таланта.

Не нужно быть психологом, чтобы понять, что одаренная поэтесса в то время была бы подвергнута остракизму окружающих и сходила бы с ума от внутренних противоречий, так что ей вряд ли удалось бы сохранить рассудок и здоровье.

Великие поэты умирают в муках

Вплоть до XVIII века творцы не рассуждали о своем творчестве. Возможно, эту традицию начал Руссо. В любом случае, лишь к XIX веку самосознание развилось до такой степени, что мужчины начали рассуждать об этом в исповедях и дневниках. Создавались их жизнеописания, а после смерти их письма публиковали.

Хотя мы и не знаем, через что прошел Шекспир, пока писал «Короля Лира», мы знаем, как Карлейль писал «Французскую революцию», каково было Флоберу работать над «Мадам Бовари» и что испытывал Китс, когда пытался писать стихи и противостоять грядущей смерти и безразличию общества.

Бесконечные современные работы, посвященные исповедям и самоанализу, говорят нам, что гениальные труды требуют колоссальных усилий. Все восстает против целостности и полноты этих трудов. В первую очередь мешают материальные обстоятельства. Собаки лают, люди отвлекают, здоровье подводит, а еще надо зарабатывать деньги.

Особенно невыносимыми эти обстоятельства делает пресловутое безразличие общества. Обществу безразличны стихи, романы и истории. Ему все равно, найдет ли Флобер нужное слово, выверит ли Карлейль очередной факт. И уж конечно, оно не будет платить за то, в чем не нуждается.

Поэтому писатели — Китс, Флобер, Карлейль — страдают от бесконечных помех и препятствий, особенно в юные и самые творческие годы. В этих трудах слышны проклятия и плач. «Великие поэты умирают в муках» — вот их печальный лейтмотив. Чудо, если вопреки препонам книга все же появится на свет, и уж наверняка она будет немного увечной, чуточку неполноценной.

Но женщине все эти тяготы давались куда сложнее. Во-первых, вплоть до самого XIX века нельзя было и помыслить о своей комнате, а уж тем более — тихой, разве что повезло родиться в очень богатой или высокопоставленной семье.

Поскольку собственного дохода (чей размер полностью зависел от отца) едва хватало на одежду, ей недоступны были утешения, которыми радовали себя малоимущие Китс, Теннисон или Карлейль, — пешая прогулка за городом, поездка во Францию, отдельное жилье, пусть скромное, но все же спасающее от семейной тирании.

Материальные трудности были мучительны, но еще хуже оказывались нематериальные. Китсу, Флоберу и прочим гениям приходилось сражаться с равнодушием целого мира, но женщина имела дело не с равнодушием, а с враждебностью.

Мужчинам общество говорило: пиши, если желаешь, мне это безразлично. Женщину оно осыпало насмешками: писать вздумала? Да кто ты такая?

Для абсолютного высвобождения творческого потока разум должен раскалиться добела и сиять подобно шекспировскому, когда тот писал «Антония и Клеопатру». Не должно быть никаких препятствий, никаких инородных примесей.

В XVI веке невозможно было найти женщину в подобном состоянии разума. Вспомните хотя бы елизаветинские надгробия с коленопреклоненными младенцами, ранние смерти, темные душные комнаты, и вы поймете, что женщины просто не могли тогда писать стихи.

knizhnye-obzory - Вирджиния Вулф о женщинах и литературе -
Вирджиния Вулф

Женские переживания в гостиной

Художественные наклонности у женщины не поощрялись и в XIX веке. Напротив, ее осаживали, обрывали, отвергали. Все силы у нее уходили на то, чтобы доказывать и опровергать.

При этом, как жаловалась мисс Найтингейл, «у женщины нет и получаса, чтобы побыть наедине с собой»: ее постоянно отвлекали. Если она писала, ей приходилось заниматься этим в общей гостиной. Наблюдение за характерами и чувствами окружающих (все в той же гостиной) было единственным доступным видом литературного образования.

Джейн Остин прятала свои рукописи или накрывала их листком промокательной бумаги. Ей было неловко писать «Гордость и предубеждение». Интересно, был бы этот роман лучше, если бы Джейн Остин не считала нужным прятать рукопись ото всех?

Прочитав страницу-другую, я не нашла ни малейшего признака, что эти обстоятельства как-то ей повредили. Возможно, тут-то и кроется главное чудо: эта женщина в начале XIX века писала без ненависти, обиды, страха, не пытаясь ни протестовать, ни проповедовать.

Возможно, ей не было свойственно стремиться к недоступному. Ее талант превосходно подходил к обстоятельствам ее жизни. Вряд ли, впрочем, это верно для Шарлотты Бронте. Если перечитать ее тексты и отметить все резкие повороты, все вспышки, то становится ясно — ей так и не удалось выразить себя в полной мере.

Книги у нее выходили искаженные и перекрученные. Она бушевала от гнева там, где следовало писать спокойно, была безрассудна там, где стоило проявить мудрость. Она писала о себе, вместо того чтобы писать о своих персонажах. Она воевала со своей участью, потому и умерла в молодости, побежденная и подавленная.

Сложно удержаться от догадок — что было бы, если бы Шарлотта Бронте имела годовой доход хотя бы 300 фунтов, если б она лучше знала деловой мир, побывала в городах и местах, где жизнь била ключом, набралась бы жизненного опыта, общалась с единомышленниками и людьми с разными характерами.

Она прекрасно понимала, как расцвел бы ее талант, если бы не был потрачен на одинокое созерцание дальних полей, если бы ей была дарована возможность путешествовать, приобретать новые знакомства и впечатления.

Путь к интеллектуальной свободе

Позвольте мне процитировать профессора литературы, который куда лучше меня знает, как становятся поэтами. Сэр Артур Квиллер-Кауч пишет:

«Назовем несколько великих поэтов последнего века: Кольридж, Вордсворт, Байрон, Шелли, Лэндор, Китс, Теннисон, Браунинг, Арнольд, Моррис, Россетти, Суинберн — на этом можно остановиться. Все они, кроме Китса, Браунинга и Россетти, окончили университет, а из них троих только Китс, умерший молодым, в расцвете лет, жил в бедности.

Это может показаться грубым, и это очень печально, но правда такова: теория о том, что поэтический гений дышит где хочет и равно расцветает в богатстве и бедности, крайне далека от истины. Правда такова: девять человек из этих двенадцати получили университетское образование, а значит, у них были средства на лучшее образование в Англии.

Из оставшихся троих Браунинг, как вы знаете, преуспевал, и я готов поспорить, что, будь он бедняком, он не смог бы написать „Саула“ или „Кольцо и книгу“ — так же как Рёскин не написал бы „Современных художников“, не будь его отец преуспевающим дельцом. У Россетти был небольшой доход, а кроме того, он писал картины.

Остается лишь Китс, которого рано прибрала Атропос, как и Джона Клэра в сумасшедшем доме, и Джеймса Томсона, который с горя принял настойку опия. Это ужасные факты, но надо взглянуть им в лицо.

Совершенно очевидно, что вследствие некоего изъяна в нашем обществе у неимущего поэта нет ни малейших шансов выжить — не было их и двести лет назад.

Поверьте мне — почти за десять лет я побывал в трехстах с лишним начальных школах: сколько бы мы ни разглагольствовали о демократии, у английского ребенка из бедной семьи не больше шансов обрести интеллектуальную свободу, необходимую для становления великого писателя, чем у сына афинского раба».

Нельзя выразиться более прямолинейно. Интеллектуальная свобода зависит от материальных факторов. Для творчества необходима интеллектуальная свобода. А женщины всегда жили в нищете: не только последние двести лет, а с самого начала времен.

Таким образом, у женщин не было ни малейшего шанса создавать литературу. Вот почему я так настаиваю на важности дохода и собственной комнаты.

По материалам книги «Своя комната».

Поделиться
  • knizhnye-obzory - Вирджиния Вулф о женщинах и литературе -

Графический роман о хаосе и гигантской бороде

Когда впервые видишь название этого графического романа, хочется поскорее его заполучить. Читать, не отрываясь, и узнать: что там? Ждешь тайны, фантастической истории, а получаешь еще больше. Тонкую метафоричность, важные вопросы, притчу, которая похожа на нашу жизнь. Встречайте: «Гигантская борода, которая была злом».

Тут и Там

Главная линия сюжета отражена в названии романа. Герой книги Дэйв живет на острове под названием Тут. Это очень опрятное место с чистыми дорогами, безупречными деревьями, людьми, которые обожают порядок. Кстати, бороды здесь не приветствуются. Дэйв тоже аккуратен, а внешне и вовсе абсолютно лыс (если не считать маленького упрямого волоска под носом).

knizhnye-obzory - Графический роман о хаосе и гигантской бороде - комиксы
Это Дэйв. Чтобы не отличаться от остальных, он носит парик

У него скучная офисная работа, точную цель которой он на самом деле не понимает. Свободное время Дэйв посвящает тому, чтобы рисовать улицу и снова и снова слушать песню «Eternal flame» группы the Bangles.

Единственное, что приводит героя в ужас — Там. Это беспорядок, хаос, зло, которое находится за границами острова.

knizhnye-obzory - Графический роман о хаосе и гигантской бороде - комиксы
Там находится совсем близко

Однажды в размеренной жизни обитателей Тут происходит нечто странное. Во время презентации Дэйв чувствует, «будто ревущее черное пламя подбирается к поверхности его лица». У него начинает расти борода: неукротимая, быстрая и огромная. От нее невозможно избавиться: она становится все больше, разрушает дома и пробирается вглубь острова.

Про Дэйва говорят в новостях, перед его домом собираются толпы любопытных, ученые и правительство ищут способы справиться с тем, что нарушает порядок. Но все попытки терпят неудачу. Возможно, единственный способ избавиться от бороды Дэйва — это избавиться от самого Дэйва?

knizhnye-obzory - Графический роман о хаосе и гигантской бороде - комиксы

Автор и мозаика смыслов

Необычный графический роман создал Стивен Коллинз — иллюстратор и мультипликатор из Лондона. Он рисует для многих изданий по всему миру и публикует еженедельные комиксы в журнале The Guardian. «Гигантская борода» появилась в 2013 году, стала дебютом и была номинирована сразу на несколько премий.

В чем ее секрет? Пожалуй, в том, что этот философский комикс будет понятен всем и в то же время даст простор для воображения. Позволит каждому сложить свою мозаику смыслов. Например, в книге есть идея о том, что быть непохожим на других нормально. Вторжение бороды приводит к тому, что опрятные жители Тут решаются на эксперименты с прическами, одеждой, архитектурой домов. Но это лишь приближение к более важной теме.

knizhnye-obzory - Графический роман о хаосе и гигантской бороде - комиксы

Лейтмотив истории — страх. Он сквозит в похожей на завитки пучине моря, в объявлении «Страхование», в лицах людей, которым задают обычный вопрос: «Что делает ваша корпорация?» Главный герой и другие жители Тут боятся перемен, неизвестности, нарушения привычного хода вещей. Они стремятся спрятаться от напоминаний об этом за работой, повседневными делами, хобби. Но за всем этим как будто забывают жить (у Дэйва нет семьи и, похоже, друзей). Люди не хотят признать: хаос окружает их всегда, а еще прячется у них внутри.

Дэйв находит способ противостоять страху, им становится единственное увлечение героя — рисование. Мы сами выбираем, что у нас останется, когда неизвестность перевернет нашу жизнь.

knizhnye-obzory - Графический роман о хаосе и гигантской бороде - комиксы

Кажется, Коллинз, не пытается преподать читателям урок. Он словно приглашает нас всмотреться в себя, исследовать мир, отыскать то, что приносит нам радость, прекратить бороться с неизвестностью и принять ее.

5 причин, по которым вы полюбите эту книгу

  • Необычная история. От нее не оторваться. Мы еще не рассказали о сыне рыбака, который покинул Тут, чтобы узнать, что скрывается за морем. И о том, чем завершилась борьба с бородой-анархистом.
  • Очаровательные иллюстрации. Простыми средствами художник создает чудо: пейзаж, пронизанный белым светом, вечерний туман, черную бездну моря и непроницаемые тени. Удивительно, но черно-белая карандашная палитра выглядит мягко и тепло.
  • Загадочный и близкий герой. В тексте нет ответа на вопрос, почему сила хаоса (как говорит профессор Даррен Блэк) нашла выход именно в лице Дэйва. Но мы сочувствуем ему. Ведь благодаря тому, что у героя обыкновенная внешность, он становится похож на любого человека. Мы видим в Дэйве себя.
  • Стимул подумать. Например, о поведении общества. Уставшие и напуганные люди становятся черствыми и думают лишь о своем спокойствии. Жители требуют избавиться от бороды и только когда развязка становится страшной (не будем спойлерить :-)), начинают сочувствовать Дэйву. А еще хочется поразмышлять о собственной работе, задать непростой вопрос: «Действительно ли то, что я делаю, имеет смысл?». Да и обо всей жизни.
  • Легкая ирония. Иногда книга заставляет улыбнуться. Например, когда корреспонденты спрашивают героя: «Дэйв, вы террорист?». Или когда автор пишет о себе: «Он живет в Хартфорде с женой и высокооплачиваемым брадобреем».

Книгу можно прочитать от корки до корки меньше чем за час. Но возвращаться к истории Дэйва вы будете и спустя недели. Она будет появляться из ниоткуда, как всеобъемлющая, приковывающая все внимание гигантская борода. И снова заставит задуматься.

Иллюстрации из книги «Гигантская борода, которая была злом».

Поделиться
  • knizhnye-obzory - Графический роман о хаосе и гигантской бороде - комиксы

Детективная магия Джоан Роулинг

Потрясающе, как Джоан Роулинг (она же Роберт Гэлбрейт) удается затянуть читателя в созданный ей мир. И не понятно, что в нем интереснее — детективная загадка или отношения главных героев. Четвертая книга про Корморана Страйка — полноценный роман со сложным сюжетом, переплетением отношений, философскими вопросами и лишь отчасти детективной интригой. Которая, однако, ничуть не пострадала, и даже стала более глубокой и многослойной по сравнению с предыдущими книгами серии. Не зря мы ждали этот роман три года — оно того стоило!

В книге «На службе зла» мы расстались с героями прямо посреди свадьбы Робин, и «Смертельная белизна» начинается с нее же. Но уже через десяток страниц события переносятся на год вперёд, в настоящее, прямо к расследованию нового дела и к странным событиям, которые то ли были, то ли не были. На этот раз Робин будет работать под прикрытием в Британской палате общин, пытаясь выяснить, кто шантажирует министра культуры. Параллельно Корморану не даёт покоя история, рассказанная явным психическим больным, о некоем убийстве ребенка, совершенным (возможно) много лет назад. Доказательств никаких нет, кого и когда убили — неизвестно, никто не заплатит Страйку за данное расследование, но все же он за него берется.

Настоящее убийство в книге происходит лишь во второй трети, политика меняется на мир с породистыми лошадьми, загадок становится все больше, отношения между Кормораном и Робин все более напряжённые. А брак Робин вот-вот подойдёт к концу (ура!). В начале ловишь себя на желании перелистнуть страницу — где же действия? Где реальное преступление, где интрига? И когда уже этот придурок Мэтью исчезнет из жизни Робин? И это все будет, да ещё так лихо, что окончание романа проглатываешь.

И когда на последней страницы все карты открываются, преступники получают по заслугам, а Корморан и Робин уходят «каждый своим путем, пряча легкую улыбку и радуясь скорой встрече», то думаешь — а когда же состоится наша следующая встреча? Неужели придётся ждать ещё три года? И понимаешь, что Джоан Роулинг действительно владеет магией, на этот раз предназначенной для взрослых читателей.

Поделиться
  • knizhnye-obzory - Детективная магия Джоан Роулинг - детектив

Светлый и вдохновляющий young adult: «Солнце сквозь пальцы»

Почему-то принято считать, что литература young adult непременно должна быть тяжелой и затрагивающей какие-то болезненные темы. Но она может оставлять и приятное послевкусие — а то и вовсе ощущение, что в жизни море чудесных вещей, и ничто не безнадежно.

Издательство «КомпасГид» продолжает серию «YA» книгой итальянского автора Габриэле Клима. Роман «Солнце сквозь пальцы», который в 2017 году получил престижную премию Андерсена в номинации «Лучшая книга для аудитории старше 15 лет». Для Габриэле Климы, автора без малого полусотни произведений, это самое большое признание на родине за всю карьеру, а для российский читателей — отличный повод познакомиться с талантливым автором. Особенность стиля Габриэле Климы, пишущего для читателей от 14 до 25 лет, — это умение вдохновлять, а не давить на жалость.

История неожиданной дружбы

«Дарио не знал, почему его вызвали к директору. На этот раз он ничего не натворил, всего лишь сломал дверную ручку, и это притом, что в лицее и так было полно сломанных дверных ручек! Даже ручка в кабинете директора, куда он только что вошел, была сломана. Чего, возможно, эти идиоты просто не заметили».

Дарио — старшеклассник, которого в школе не любят, наверное, все. И сверстники, и учителя, называющие мальчишку «гнилым яблоком». За очередную провинность ему придумывают необычное наказание: помогать школьной активистке Элизе ухаживать за Энди, прикованным к инвалидной коляске. Поначалу Дарио раздражает вся эта ситуация: и показушно воодушевленная Элиза, и не умеющий ни говорить толком, ни двигаться Энди, и невозможность сказать что-то наперекор классному руководителю. Но чистейший дух противоречия далеко заводит героя: в какой-то момент он бросает все — и буквально похищает бедолагу Энди, отправляясь в спонтанное путешествие на поиски своего давно покинувшего семью отца.

knizhnye-obzory - Светлый и вдохновляющий young adult: «Солнце сквозь пальцы» - young adult

Внутри этого «роуд-муви» встретятся и трогательные эпизоды, и смешные сцены, найдется и несколько тяжелых, даже горьких страниц. Но главное — Дарио станет чуть ли не первым в жизни Энди человеком, кто вообще увидит за всеми его сугубо рефлекторными движениями и капающей слюной живую, искреннюю душу. А сам Дарио испытает неизбежное и принципиально важное в качестве инициации крушение собственных иллюзий — прежде всего, по поводу того, какой прекрасной могла бы стать его жизнь, не оставь его в свое время отец. Встреча с папой, чья судьба не вызывает зависти, оказывается для героя началом подлинной сепарации от родителей — необходимого этапа всякого взросления.

Кино на бумаге

«Дарио взглянул на него. Какой же ты сильный, Энди. Возможно, и я когда-нибудь стану таким же. Научусь смотреть на все происходящее, как на картинку из фильма, как на сюжет, разворачивающийся перед твоими глазами. Научусь смотреть на это издалека и улыбаться».

«Солнце сквозь пальцы» напомнит киноманам сразу два культовых фильма: «Достучаться до небес» и «1+1». Первый — потому что главные герои так же безрассудно мчат к морю и по пути обретают какое-то новое знание о самих себе и друг друге. Второй — поскольку персонажи столь же не похожи один на другого, и на их своеобразном противостоянии строится как комический, так и драматический эффект. Еще одна ассоциация — фильм «Великан» (The Nighty, 1998) о двух «не таких, как все» мальчишках, чьи жизни меняются благодаря дружбе.

Кинематографичен и текст Габриэле Климы: автор мастерски создает персонажей из плоти и крови, используя лишь краткие внутренние монологи и подчеркивая невербальные проявления их характеров. То же и с пейзажами: читатель воочию представляет путешествие Дарио и Энди по Италии, хотя никаких по-тургеневски обширных описаний природы в тексте нет.

Новая территория на литературной карте

«Знаешь, что для меня означает синий? Это цвет чего-то недостижимого. Взгляни на небо. Небо синее, но разве ты можешь допрыгнуть до него? Море тоже синее, но даже его ты не можешь догнать, потому что, когда ты подходишь к нему, оно убегает дальше за горизонт. Оно гораздо дальше той точки, в которой ты находишься. Вот что значит синий цвет. Это цвет тех вещей, до которых ты не можешь добраться».

Итальянская литература для подростков не слишком широко известна в России, и это досадное упущение: лучшие тексты этого сегмента ни в чем не уступают наиболее удачным англо-, франко- или русскоязычным. Литература young adult с Апеннинского полуострова затрагивает те же темы, что заботят всякого читателя в старших классах или в годы студенчества, независимо от языка, на котором он или она говорит: дружба, любовь, самоопределение, смысл жизни, выбор дела по душе и другое.

Особенность итальянского young adult’а как жанра — в эмоциональности, не характерной для аналогичных американских, британских или тем более скандинавских книг. Но «Солнце сквозь пальцы» не пытается выбить из читателя слезу — мелодраматичности в тексте ровно столько, чтобы найти дорогу к самому закрытому читательскому сердцу. Закрытому — и наделенному духом противоречия, каким наделен был главный герой в начале текста.

Поделиться
  • knizhnye-obzory - Светлый и вдохновляющий young adult: «Солнце сквозь пальцы» - young adult

Тимоте де Фомбель: гид по книгам

Французский писатель Тимоте де Фомбель сочинял рассказы и пьесы еще в подростковом возрасте. А сейчас он обладатель более 20 престижных французских и международных литературных наград (в том числе «Большой премии Воображения», премии Сент-Экзюпери, премии Андерсена, премии «Там-Там»), его книги переведены на множество языков мира и становятся бестселлерами сразу после выхода. В России Тимоте де Фомбеля особенно любят и автор отвечает взаимностью — он неоднократно посещал нашу страну, в том числе и отдаленные города.

Для меня чтение всегда было неким толчком, побудительным мотивом к творчеству. Мне было важно, чтобы, начиная читать, я чувствовал, что во мне возникает желание что-то придумать… Конечно, у меня тоже есть желание найти в книжке себя, но самое главное – это выйти за рамки простого самоузнавания. И я заметил, что среди читателей, с которыми общаюсь во время встреч, тоже существует некое разделение на две категории: одни хотят узнать в книге себя, а другие – убежать от этого узнавания.

knizhnye-obzory - Тимоте де Фомбель: гид по книгам - гид по книгам
Иллюстрация из книги «Невыдуманный мир»

Дилогия «Тоби Лолнесс» (2006, 2007)

Двухтомник «Тоби Лолнесс» — «На волосок от гибели» и «Глаза Элизы» — вышел во Франции в 2006-2007 годах, а затем был переведён на 28 языков и стал мировым бестселлером. История о мальчишке ростом в пару миллиметров, живущем на огромном Дереве, стала по-настоящему популярной во всём мире: дилогия была переведена почти на все европейские языки, на китайский, японский и корейский, и разошлась общим тиражом более миллиона копий.

Меня удивило, что такая интимная, на самом деле, история, как «Тоби Лолнесс», нашла общий язык с людьми по всему миру. Я использовал прием «всезнающего рассказчика», в то же время понимая, что через каждого персонажа говорю только о себе. Вопреки впечатлению, которое может сложиться поначалу, «Тоби Лолнесс» — не фантастическая история. Здесь нет ни монстров, ни суперсил. Я воссоздал в книге наш мир, со всей его напряженностью, с моими беспокойствами и опасениями.

Тоби — мальчик ростом два миллиметра живет в кроне гигантского дерева — точнее, Дерева, которое выступает аллегорией современного общества. Дилогия о Тоби — это гремучая смесь из «1984» и «Незнайки на Луне», которая читается как произведение совершенно уникальное. Герой — и мессия, и изгой, и проходящий инициацию подросток, и влюбленный мальчишка, и настоящий друг: все эти многочисленные социальные роли переплелись в его образе, как жанры переплетаются в книгах Тимоте де Фомбеля, создавая нечто новое и прежде невиданное.

«Девочка из башни 330» (2009)

Фантастическая притча «Девочка из башни 330» читается, как остросюжетный роман, и трогает, как проникновенное стихотворение. Главный герой занят поисками девочки Селесты, с которой был знаком один-единственный день и в которую влюбился с первого взгляда. Конечно, он найдет ее — чтобы сделать в итоге поразительное открытие, касающееся не только его любви к Селесте, но и всей планеты. Экологическое предупреждение и социальная критика легко уживаются под этой обложкой с жанром романтической истории, и текст, при всём обилии смысла, оставляет ощущение уюта, покоя, равновесия. В мир «Башни» хочется вернуться — а если это невозможно, то хотя бы пофантазировать о нем.

Дилогия «Ванго» (2010, 2011)

Сложный, многослойный, богатый событиями и загадками двухтомник, действие которого разворачивается в 1930-е годы.
Два тома — «Между небом и землей» и «Принц без королевства» — лучше читать вместе, так как один продолжает другой. Юноша Ванго жил тихой и спокойной жизнью, пока однажды не обнаружил, что на него охотятся буквально все, от полиции до криминальных кругов Германии и Франции. Теперь перед ним стоит не только задача выживания, но и задача разобраться в своем прошлом.

Главного героя бросает буквально по всему свету, и он, словно Форрест Гамп, участвует почти во всех мировых событиях. Следить за его судьбой безмерно увлекательно — и многое покажется странным и необычным. Подробнее о книге — в статье «Ванго. Шагаем по истории с Тимоте де Фомбелем».

«Виктория мечтает» (2012)

Виктория — прирождённая мечтательница, так что над ней даже смеются. Однако жизнь её резко меняется, когда персонажи из вымышленного мира перебираются в мир настоящий. У де Фомбеля получается трогательная история о том, как примирить вымысел и реальность — острый вопрос для многих детей младшего школьного возраста. На русский язык книга пока не переведена.

knizhnye-obzory - Тимоте де Фомбель: гид по книгам - гид по книгам

«Книга Джошуа Перла» (2014)

Однажды юноша, от лица которого ведётся повествование в «Книге Джошуа Перла», попадает в загадочную хижину в глубине леса. Хижина завалена чемоданами, полными странных вещей, а их владелец, Джошуа Перл, не слишком распространяется о своём прошлом. Что он скрывает и почему? Может, он преступник, мошенник, авантюрист? Не то и не другое — его судьба во много раз удивительнее самых смелых предположений…

Тимоте де Фомбель, как всегда, смешивает под одной обложкой сразу несколько жанров: детектив, исторический роман, фэнтези, романтический сюжет. События разворачиваются в нескольких эпохах: 1930-х годах, во время Второй мировой, в условной современности, даже в параллельном мире — и каждый раз это блестяще выписанный образ.

«Невыдуманный мир» (2015)

Книжка-картинка «Невыдуманный мир» создана вместе с художником-иллюстратором Элоизой Шеррер. Фантастическая история о борьбе с собственными страхами, оформленная в стилистике классических фэнтезийных произведений. Короткие тексты Тимоте де Фомбеля — это ёмкие и поэтичные подписи к картинкам. Слегка патетичные, слова эти вдохновляют и учат видеть мир по-новому. На русском языке выходила в издательстве «Поляндрия».

«Brune» (2016)

Книжка-картинка для детей, страдающих дислексией, создана вместе с художником-иллюстратором Клэр де Гастол. Директор школы обвиняет Габриэля в том, что тот сломал снаряды в гимнастическом зале. Но это совсем не так, и Габриэль берётся расследовать, что же случилось на самом деле. Получается увлекательная, несложная история, в которой картинки рассказывают намного больше, чем текст. На русский язык книга пока не переведена.

«Georgia» (2016)

Удивительный артефакт включает прекрасно оформленный томик и компакт-диск с историей, рассказанной через песни на стихи де Фомбеля. Всего в создании книги приняли участие десятки человек, включая художника Бенжамена Шо и актрису Сесиль де Франс, которая и начитала основную часть текста. Песни же исполнили сразу несколько прекрасных артистов — в общем, получился ни на что не похожий, штучный образец детской литературы, какой только и можно было ждать от Тимоте де Фомбеля. На русском языке нет.

knizhnye-obzory - Тимоте де Фомбель: гид по книгам - гид по книгам

«Нетландия» (2017)

Эта книга Тимоте де Фомбеля написана для взрослых и своим заглавием (в оригинале — Neverland) отсылает к «Питеру Пэну». Мальчик, не желавший взрослеть, чем-то близок французскому писателю — и де Фомбель пытается разобраться в том, что от его собственного детства осталось с ним навсегда, а что — кануло в Лету. Автор не боится экспериментов, и этот текст — возможно, наиболее успешный его эксперимент. Книга «Нетландия» предлагает читателю отправиться на поиски утраченного времени, зацепиться за детство, за запахи и мимолётные ощущения, которые и есть наши подлинные воспоминания. Для этого сам автор возвращается в старый дом на севере Африки, где провёл несколько удивительных лет, и восстанавливает те чувства, которые отличали именно это удивительное время.

«Gramercy Park» (2018)

Тимоте де Фомбель признавался, что рос на комиксах о Тинтине и смотрел очень много фильмов, поэтому совершенно не удивительно, что однажды две большие детские любви совместились. Вместе с художником-иллюстратором Кристиан Кэйё писатель создал полноценный графический роман. Большой комикс с лихо закрученной интригой выдержан в жанре нуар, действие его разворачивается в Нью-Йорке 1950-х — в общем, беспроигрышная смесь.

UPD: На русском языке роман вышел в июле 2019 года.

knizhnye-obzory - Тимоте де Фомбель: гид по книгам - гид по книгам

«Романы для детей — это продолжение самого духа детства. Я никогда не чувствовал необходимости сюсюкать с детьми, чтобы они меня поняли: они прекрасно, порой лучше взрослых, знакомы с устройством самых сложных миров», — говорит Тимоте де Фомбель.

Поделиться
  • knizhnye-obzory - Тимоте де Фомбель: гид по книгам - гид по книгам

Гид для интровертов

Есть люди, которые умеют быть душой компании, фонтанировать идеями на совещаниях и с огоньком отрываться на вечеринках. А есть те, кто покрывается пятнами, когда надо что-то сказать, мучительно придумывает отговорки, чтобы не ходить на встречу, и частенько терзается мыслью: «Кажется, я слишком долго молчу».

Интроверты, этот пост — для вас.

Комикс «Быть интровертом» ждали многие. Во-первых, потому что он добрый и смешной. Во-вторых, потому что в нем легко узнать себя — и почувствовать, что ты не одинок. В-третьих, потому что он тонкий, глубокий и помогающий. Его можно использовать как гид в картинках — заглянул и обрел спокойствие.

Интроверт в безумном мире

Героиня комикса Дебби — классический интроверт. Лучше всего она чувствует себя с книжкой, чаем и пледом. Как и многие «тихони», она пытается казаться общительнее и веселее, чем есть на самом деле, но из этого редко выходит что-то хорошее. В комиксе полно забавных ситуаций, в которых каждый интроверт узнает себя.

knizhnye-obzory - Гид для интровертов - комиксы

Дебби пытается стать «как все»: заканчивает аспирантуру, устраивается на свою первую работу, общается с коллегами. Всё идет неплохо, но на душе почему-то грустно. Ситуация меняется, когда Дебби понимает: чтобы быть счастливой, не нужно становиться кем-то другим. Наоборот, стоит поближе познакомиться с самой собой.

knizhnye-obzory - Гид для интровертов - комиксы

Пожалуй, каждому интроверту есть чему поучиться у Дебби. Вот несколько советов, которые помогут чувствовать себя лучше в этом безумном мире.

Как ходить на лекции

Если собираетесь на лекцию, спектакль или другое мероприятие, где будет много людей, постарайтесь прийти пораньше. Так вы сможете настроиться и выбрать самое удобное место.

knizhnye-obzory - Гид для интровертов - комиксы

Как вовремя сбежать

Отправляясь туда, где много людей, всегда придумывайте план побега. И не стесняйтесь им пользоваться. Лучше немного схитрить, чем лишиться сил и душевного равновесия.

knizhnye-obzory - Гид для интровертов - комиксы

Как сказать «нет»

Отказать бывает трудно. Кажется, что должны быть весомые причины, чтобы не пойти на вечеринку, отказаться от встречи или выступления, иначе люди решат, что вы антисоциальны, невоспитанны или ненавидите всех вокруг. Но «нет» — это единственный способ сохранить себя. И для него не нужен повод.

knizhnye-obzory - Гид для интровертов - комиксы

Как отрываться

Вы не обязаны развлекаться так же, как друзья и знакомые. Вы можете отрываться, как вам нравится. И даже устроить по-настоящему безумную ночь — что бы это для вас ни значило.

knizhnye-obzory - Гид для интровертов - комиксы

Как выходить в свет

Иногда вам все же придется находиться среди людей. Придумайте ритуал, с помощью которого сможете включать режим общения.

knizhnye-obzory - Гид для интровертов - комиксы

Как продержаться на работе

У каждого интроверта внутри есть батарейка социализации. Когда она заряжена, мы легче общаемся с людьми и (почти) комфортно чувствуем себя в компании. Но она быстро разряжается, и тогда даже простое «привет» может стать проблемой.

knizhnye-obzory - Гид для интровертов - комиксы

Почаще проверяйте индикатор заряда и не забывайте пополнять запас энергии. Подойдет чай с зефирками, пещера из одеял, стопка любимых книг, одиночество и покой. И всё, что вы любите.

knizhnye-obzory - Гид для интровертов - комиксы

Почему не стоит завидовать экстравертам

Иногда все вокруг кажутся везунчиками: более смелыми, умными, талантливыми… Но помните, что у каждого своя суперсила. И у вас она тоже есть.

knizhnye-obzory - Гид для интровертов - комиксы

Вы прекрасны!

С вами всё в порядке. Вы не больны. Не ненормальны. Ваши чувства имеют права на существование. И вы не одиноки. Интровертов вокруг гораздо больше, чем кажется.

knizhnye-obzory - Гид для интровертов - комиксы

Постарайтесь побольше узнать о том, как устроена нервная система интровертов и сверхчувствительных людей. Будьте добрее и внимательнее к себе. Найдите работу, на которой вам будет комфортно. Начните прямо сейчас.

knizhnye-obzory - Гид для интровертов - комиксы
Поделиться
  • knizhnye-obzory - Гид для интровертов - комиксы

Почему нужно прочитать «Сквозь зеркала» Кристель Дабо?

Молодая французская писательница Кристель Дабо в России не известна совсем, но это ненадолго: в 2018 году серия книг «Сквозь зеркала» её авторства вышла на русском языке в издательстве «КомпасГид». Кто такая Кристель Дабо, о чём её книги, кому их читать и зачем? Рассказываем в кратком путеводителе.

Кто такая Кристель Дабо?

Правильнее назвать выросшую на Лазурном берегу Кристель Дабо не профессиональным писателем, а профессиональным читателем: с детства она обожала погружаться с головой в придуманные другими людьми миры и читала, как говорят в России, запоями. Два автора полюбились ей больше всего: Джоан Роулинг и Агата Кристи. «Их книги вызывали у меня двойную реакцию: хотелось крикнуть “Такое невозможно!”, а следом — “Да, конечно, только так и может быть”», — говорила Кристель в интервью французскому изданию L’Actu.

Финалистка первого французского конкурса молодых авторов, в котором она опередила 1362 участника, Кристель Дабо представляет поколение авторов из мира онлайн-литературы — тех, кто делает первые шаги в фанфиках. Тех, кто так увлекался книгами, что воспринимал за персональное оскорбление телефонный звонок, сообщение в соцсети или постучавших в комнату родителей. «Я не представляю, что именно буду писать, пока не начну. Зато погрузившись в процесс, могу создать сотни и сотни страниц, полностью растворяюсь в истории, и злюсь, если меня из неё выдёргивают», — говорит писательница.

Сегодня 37-летняя Кристель Дабо живёт в Бельгии и работает над четвёртой, заключительной частью серии «Сквозь зеркала». Первая книга вышла в свет в 2013 году, вторая — в 2015-м, третья — в 2017-м (логично ожидать заключительной части в следующем году). Совокупный тираж серии во Франции превышает 200 тыс. экземпляров, а франкоязычный интернет заполнен фан-артом по мотивам историй об Офелии: вокруг «Зеркал» возник настоящий культ, и поклонники самых разных возрастов не только сочиняют спин-оффы и придумывают собственные иллюстрации, но и устраивают косплей-вечеринки. Круг словно бы замкнулся: когда-то автором фанфиков была сама Кристель.

О чём серия «Сквозь зеркала»?

Главная героиня — девушка Офелия, жительница ковчега под названием Анима, тихая и замкнутая, получающая больше удовольствия от книг, нежели от внешнего мира (трудно удержаться от параллелей с самой Кристель Дабо). Она обладает двумя волшебными дарами: использовать зеркала как телепорты и читать вещи, то есть чувствовать всё то, что испытывали люди, державшие эти предметы в руках. Много времени она проводит в доме Старых Архивов — эдакой смеси библиотеки, антикварной лавки и «Хранилища ужасных слов».

Первый том, «Обручённые холодом», начинается с того, что Офелии вот-вот предстоит покинуть и этот дом, и родной ковчег: помимо её воли, девушку выдают замуж. Высокомерный, неприятный юноша по имени Торн, обитатель Полюса, — её жених, которого, оказывается, тоже тяготит такой брак. На этом, впрочем, вся матримониальная часть истории, отсылающая к литературе XIX века, завершается: впереди — цепочка поразительных знакомств, открытых и обнаруженных Офелией заговоров. Девушка поймёт, что великосветское общество ковчега Полюс имеет оборотную сторону, пугающую и не вызывающую симпатии.

На что похожи книги «Сквозь зеркала»?

Мир, придуманный Кристель Дабо, представляет собой причудливую смесь мифологических образов, стимпанк-антиутопии и готического романа. В этих книгах переплелись мотивы из множества популярных произведений последних десятилетий:

— мультфильм «Небесный замок Лапута» Хаяо Миядзаки (миры устроены похожим образом, да и атмосфера перекликается);

— серия фильмов «Ночь в музее» (старинные артефакты играют столь же существенную роль);

— фильм Уэса Андерсона «Отель “Гранд Будапешт”» (такая же ретро-стилистика, но переосмысленная из современности);

— сериал «Игра престолов» (в книгах Кристель Дабо, конечно, нет такой жестокости и откровенности, но находящиеся в постоянном противоборстве ковчеги во многом напоминают королевства Вестероса);

— графический роман Франсуа Скойтена и Бенуа Петерса «Падающая девочка» (даже не будучи комиксом, серия Кристель Дабо обладает исключительно проработанной визуальной составляющей — в духе шедевра Скойтена и Петерса);

— психологические романы о дворцовых интригах и жизни высшего света — например, «Опасные связи» Шодерло де Лакло и «Манон Леско» аббата Прево (своеобразные нравы героев описаны скрупулёзно и увлекательно, причём от ковчега к ковчегу эти нравы существенно варьируются);

— произведения Жюля Верна (тут столь же дотошно описано устройство мира, его технологий и изобретений);

— серия книг о Гарри Поттере (как и ученики разных факультетов Хогвартса, жители разных ковчегов в книгах Кристель Дабо обладают уникальными чертами и свойствами);

— книга Мариам Петросян «Дом, в котором…» (едва ли французская писательница знакома с этим популярным в России романом, но атмосфера её книг имеет с ним немало общего).

Кому и зачем читать эту серию?

Конечно, по всем бросающимся в глаза показателям, «Сквозь зеркала» — для книгоманов, проглатывающих по роману-другому в неделю. И всякий литературный эрудит испытает от чтения Кристель Дабо удовольствие особого рода: от наблюдения за тем, как ловко автор маневрирует меж литературных столпов, ни разу не врезаясь в них, не повторяя уже сказанного кем-то прежде, не впадая в эпигонство.

Однако ещё важнее то, что «Сквозь зеркала» создают столь же продуманный и богатый мир, как и все любимые россиянами подростковые книги: «Властелин колец», «Метро 2033», «Дом, в котором…» — в плане проработанности вселенной романы Кристель Дабо легко становятся с ними в один ряд. К тому же, ретро-эстетика сегодняшними подростками воспринимается как своеобразный бунт — против гаджетов и образа жизни человека XXI века. Идеальный читатель тетралогии «Сквозь зеркала» — из тех подростков, кто сидит «ВКонтакте» только с фейковой странички, посмеивается над бесконечно инстаграмящами одноклассниками и больше любит наблюдать за миром, чем менять его.

Чтение книг Кристель Дабо — занятие по своему отрезвляющее: к счастью, мир состоит не только из событий, происходящих вокруг, но и из того, что есть у каждого из нас в голове. И голова ради серии «Сквозь зеркала», ради постижения описанной в ней вселенной готова работать на всю катушку.

Поделиться
  • knizhnye-obzory - Новая книга Джоан Роулинг "Troubled Blood" - детектив

Шестерка воронов

Среди массовой литературы мне попался интересный приключенческий роман «Шестерка воронов». Издательство рекламирует его, как «Одиннадцать друзей Оушена» в мире «Игр престолов», но мне он больше напоминает фильм «Миссия невыполнима».

Шесть героев, все с уникальными способностями, с собственной точкой зрения, с разной мотивацией, но единой целью. Выкрасть ученого из суперохраняемого замка. На кону не только огромные деньги, но и судьба всего мира. Хотя, по сути, самой цели и смыслу кражи уделено не так много внимания, тут главное — детали этой как бы невозможной операции и раскрытие личностей персонажей. Решить задачу можно только с помощью хитрости, психологии и уникальных способностей каждого из героев. Отношения в коллективе далеко не идеальные, но ради дела им придется научиться работать в команде.

Роман увлекательный, насыщенный, с хорошо продуманным миром и логическим сюжетом. И, что важно, написанный грамотным литературным языком. Сюжет идеально сбалансирован — приключения, эмоциональная напряжённость между героями, решение сложных задач, флэшбеки в прошлое, количество магических элементов — все присутствует в точно выверенных пропорциях. Видно, что роман тщательно продуман и внимательно отредактирован.

И вот только я хотела добавить писательницу Ли Бардуго в список интересных авторов, и приводить «Шестерку воронов» в пример того, что беллетристика тоже может быть качественной, как вторая книжка все испортила. Все те штампы, которые отсутствовали в первой книжки, с лихвой появляются во второй. Нелепая смерть одного из героев, чтобы добавить элемент трагедии, гомосексуальные отношения только потому, что это модно, банальная любовная история для девочек-фанаток… все, что можно было сделать, чтобы превратить хорошую приключенческую историю в примитивную и хорошо продаваемую книжку, все было сделано.

Поэтому, если вы можете ограничиться только первой частью (в конце романа герои возвращаются домой с выполненной миссией, но попадают в ловушку), то читайте и получайте удовольствие. Пары выходных для чтения вполне хватит. Скачать можно на Литрес.

Поделиться
  • knizhnye-obzory - Шестерка воронов - young adult

Убийственно тихая жизнь в канадской деревне

Зачиталась романами канадской писательницы Луизы Пенни. Наверное, не смогу остановиться, пока не прочитаю все одиннадцать книг про инспектора Армана Гамаша. Если назвать одним словом, то это — самые уютные детективы всех времен. Полицейские пьют кофе и едят круасаны вместе с подозреваемыми, за душевными беседами расследуют преступления, никто не запирает дверей и вокруг одна красота.

Действие всех книг связано с деревней «Три сосны» — где соседи знают друг друга, где новости узнаются в кафе на центральной улице, где есть книжный клуб, где жители стреляют из луков в качестве хобби, где живут художники и устраивают местные выставки. Тот, кто приезжает туда в гости, остается там навсегда. Если и есть какое-то место на свете для спокойной и безопасной жизни, так это «Три сосны» в провинции Квебек. Пара убийств не в счет, это как в сериале про Джессику Флетчер, у которой в каждой серии друзья умирали, законы жанра.

По-британски неспешное повествование, в котором размышлениям о жизни и людях уделяется больше внимания, чем расследованию. Напоминает прозу Лианы Мориарти с ее реальными историями и Фэнни Флэгг с ее уютной атмосферой. Живые герои, живые полицейские, настоящие люди с их недостатками, страхами и неправильными мыслями. Как говорит главный герой, мотив преступления всегда логичен после того, как оно раскрыто, но до этого он понятен одному лишь преступнику.

В первом романе «Убийственно тихая жизнь» все подозреваемые настолько милые, что хочется, чтобы убийцей был какой-нибудь заезжий охотник. Неожиданно было увидеть самого неприятного персонажа в образе красивой и умной молодой девушки, помощницы инспектора Николь. Причем ее отрицательные черты не из каких-то литературных образов, а из нашей жизни. Кто хоть раз высказывал резкие суждения, не подумав? Или юлил, чтобы не сесть в лужу? И, в отличии от «Чисто английских убийств» и тому подобных английских детективов, здесь за каждым углом вовсе не скрывается монстр, все гораздо более прозаично и вместе с тем более натурально.

Луиза Пенни — пятикратный лауреат премии Агаты Кристи, ежегодно присуждаемой за произведения, написанные в классическом детективном стиле (без откровенных сексуальных сцен, насилия). Но даже в этом жанре есть множество разных направлений. Если вас раздражают слова «мило», «уютно», «неспешно», «провинция», то лучше пропустить эту серию. А если мотивация других людей, причины поступков, размышления о природе добра и зла всегда вас интересовали, если вам важна уютная атмосфера, вкусные запахи и настоящие чувства, то романы Луизы Пенни покажутся восхитительными.

Поделиться
  • knizhnye-obzory - Убийственно тихая жизнь в канадской деревне - детектив

Окно во двор, девушка в поезде и женщина в окне

Был такой фильм у Хичкока «Окно во двор», в котором герой, вынужденный сидеть дома из-за перелома ноги, развлекался подглядыванием в соседские окна и однажды разглядел убийство. В наше время перелом не столь важная причина для домашнего заточения, поэтому главная героиня этого романа страдает агорафобией, причем в довольно тяжелой форме. К болезни ее привели трагические события, которые прояснятся примерно в середине книги, но о которых довольно легко догадаться заранее — подсказок будет множество. Зато главная интрига будет сохранена до последнего, хотя персонаж-злодей тоже достаточно легко узнаваем.

Анна уже 11 месяцев не выходит из дома, пьет психотропные препараты и запивает их алкоголем (да, похоже на «Девушку в поезде»). Целыми днями она смотрит старые черно-белые фильмы, играет в шахматы с компьютером и общается на сайте Агора — сообществе таких же агорафобов, как и она. Еженедельные консультации психолога, сеансы домашнего массажа и уроки французского онлайн — все ее текущее общение. От скуки она наблюдает за соседями и додумывает происходящие у них события. Однообразие нарушает новая семья — муж, жена и сын-подросток. В странных обстоятельствах познакомившись с каждым из них, понаблюдав в окно и однажды увидев что-то, Анна оказывается втянута в таинственные события. Было ли убийство и кто убит? Видела она что-то или это действие алкоголя? Кто убийца? Почему убили? До самого конца это останется тайной.

Действие всего романа происходит на четырех этажах дома, в окружении фильмов Хичкока и собственном микро-климате. Удивительно, как точно писатель-мужчина (А.Дж. Финн — псевдоним американца Даниэля Мэллори, выпускника Оксфорда и директора издательства William Morrow) передал эмоциональный мир страдающей женщины. И как ловко он ведет ее из тьмы в светлое будущее. Сюжет вроде и банальный, но так хорошо прописан, что с огромным наслаждением наблюдаешь за развитием событий. Все концы будут распутаны, каждый персонаж займет положенное ему место, а мелкие детали выйдут на свет. Восхитительно логичный, хорошо продуманный и увлекательно написанный психологический триллер, способный украсить пару вечеров.

Поделиться
  • knizhnye-obzory - Окно во двор, девушка в поезде и женщина в окне - детектив

Фандорин попрощался, на этот раз без читательских сожалений

Хорошо, что есть аудиоверсия заключительной книги про Эраста Фандорина. Слушая голос Александра Клюквина и одновременно выгуливая собаку, только так можно было выдержать этот литературный компот. Предпочитаю собственную версию событий, где Фандорин после выхода из комы уехал на следующие 40 лет в Японию вместе с Масой, а все это — плод фантазии лже-Акунина. Потому что гениального сыщика и статского советника Российской империи в этой книге просто нет. Есть три его бледные тени — Фандорин на инвалидной коляске, монах Фандорин с седой бородой и Фандорин под действием энергии инь (подкаблучник то есть).

Акунину явно надоел его герой, но надо же написать про продолжение рода и провести линию к серии про Николаса Фандорина. Линий тут десятки — дочь героини из «Турецкого гамбита», герой из «Весь мир — театр», старинный документ из «Алтын-Толобас», нефритовые четки из одноименного сборника, воспоминания о приключениях в Америке и Японии, аллюзия к «Азазель», а половина книги и вовсе про Алексея Романова, главного героя серии «Смерть на брудершафт». Вероятно, Григорий Шалвович предполагает, что читатели заинтересуются, захотят купить предыдущие его книги, и тем самым принесут деньги в европейскую казну.

Теперь о хорошем. Как обычно, присутствует акуниновская объективность в описании неоднозначных событий 1918-1920 годов. Он рассказывает белую, красную, черную, зеленую и коричневую правду, предоставляя читателям делать выводы самим. Фандорин отказывается вставать на сторону красных или белых, и по-прежнему борется только с «акунинами». В логове анархистов Эрасту удается даже разгадать реальную детективную загадку и найти убийцу невинных людей. Но, если не считать крошечный эпизод с пропажей иголок в вагоне поезда в самом начале книги, больше расследований нет. То центральное расследование, которое якобы должно быть интригой, настолько банально, что вызывает раздражение. Любой думающий читатель догадается о том, кто взорвал детский дом, намного раньше Фандорина.

О хорошем не получается, про плохое больше не буду писать. Все-таки это последняя книга об Эрасте Фандорине, где он встречает «Елизавету третью» и наконец-то оставляет наследника. Те, кто прочитал все предыдущие книги серии, не могут пропустить эту. Кстати, про последнюю — конец типично акуниновский, смерть без трупа и реальных свидетелей. Так что, возможно Фандорин и вправду уехал в Японию.

P.S. Для поклонников ретродетектива и Российской империи конца 19-го — начала 20-го века. Советую обратить внимание на писателя Николая Свечина и его серию про сыщика Алексея Лыкова. Там нет таких закрученных сюжетных линий, как у Акунина в предыдущих книгах, но атмосфера того времени передана восхитительно, и написано все точно, качественно и увлекательно. Особенно интересно, что действие происходит не только в Москве и Петербурге — Лыков также исследует Нижний Новгород, Казань, Варшаву, Ригу, Тифлис и другие города. Это такой учебник истории в виде детектива. Читаю его с огромным удовольствием.

Поделиться
  • knizhnye-obzory - Фандорин попрощался, на этот раз без читательских сожалений - детектив

Эффект Рози: эта прекрасная семейная жизнь

Вторая книга Грэма Симсона получилась довольно волнообразной, написанная на волне большого и безусловно заслуженного успеха его дебютного произведения «Проект Рози». Симсон создал историю из столкновения рационального мужчины и эмоциональной женщины, закончив ее счастливым хэппи эндом. «Эффект Рози» — продолжение истории чрезмерно правильного профессора генетики и противоположной ему Рози, которая во второй книге стала женой Дона и ожидает их общего ребенка.

Прямолинейность, рациональность, составление списков и жизнь в соответствии с инструкциями Дона Тилмана, удивлявшая и веселившая в «Проекте Рози», здесь уже несколько раздражала и местами доведена автором до абсурдного состояния. Дон впутывается в мелкие неприятности, из которых получаются крупные, с ложью своей жене, вовлечением друзей и посещением психотерапевта. Рози в это время пытается закончить диссертацию и переживает гормональные изменения. Романтизм, совместное общение и секс постепенно уходят из их отношений, которые с приближением даты родов начинают разваливаться.

Но когда к середине книге сюжетная волна спадает и думаешь, что не стоило писать продолжение, как вдруг оживают второстепенные герои. Оказывается, у всех есть, что скрывать, и не только Дон переживает проблемы брака. Благодаря тому, что мы наблюдаем за развитием истории со стороны всегда прямого и бесхитростного героя, все остальные кажутся нам такими же. И этот читательский обман стоит того, чтобы прочитать книгу. Оказывается, что Дон знает далеко не обо всем, что творится вокруг него, и некоторые вещи, вполне естественные для нормального живого человека, заставляют его пересмотреть собственную жизнь.

Еще он примет активное и успешное участие в урегулировании проблем своих друзей, почему-то в ущерб собственной семейной жизни. Побывает во всех возможных социальных конфликтах, от мелкого спора на тему морепродуктов до обвинений в терроризме, и успешно соберет сложный паззл, соединив всех участвующих лиц в одну большую картину. Закончится история совместным рождественским просмотром «Этой замечательной жизни», пополнением семьи на одного члена и планированием занятий по танго.

Поделиться
  • knizhnye-obzory - Эффект Рози: эта прекрасная семейная жизнь -